«Если экономика «лежит», то никакие самые замечательные проекты реформирования пенсионной системы не сработают»

Гонтмахер Евгений Шлемович
Член Комитета гражданских инициатив, заместитель директора ИМЭМО РАН, член редколлегии журнала «Пенсионное обозрение»
16.03.2016
 

Российская пенсионная система стала заложником сиюминутных и даже не экономических, а политических решений.

 

Мы начинали пенсионную реформу в 2002-м году. Система создавалась профессионалами, она выстраивалась в течение нескольких лет. Был создан Национальный совет по пенсионной реформе, нас консультировали специалисты Всемирного Банка. Конечно, тогда многие ее риски можно было просчитать. Однако очевидно, что процесс организации пенсионной системы рассчитан на десятилетия. В пенсионную систему можно вносить косметические правки, но не кроить на ходу! То, что сейчас происходит в России с пенсионной реформой, - это не косметические правки, как вы понимаете. Сначала людей среднего возраста лишили накопительной части пенсии. Они так и не вернулись в накопительную систему. Жаль: это значимый ресурс активных людей, тех, кто был заинтересован в новых правилах игры.

Потом ввели верхнее ограничение по зарплате, с которой надо платить страховые взносы в ПФР. Это было абсолютно неправильное решение, хотя те, кто его принимал, называли решение «либеральным». Что же здесь либерального? Это просто уравниловка. Если человек работал «в белую», то за эти несколько лет, до того, как было введено ограничение, он мог накопить огромный пенсионный капитал. Это поколение, которое тогда успело этим воспользоваться, уже сейчас выходит на пенсию, я знаю людей, которые получают пенсию в два-три раза больше, чем средняя. Была почти прямая связь между зарплатой и пенсией. А потом снова, как в советские времена, сделали уравниловку. Легко было посчитать, что для молодых людей, которые по этим правилам начинали копить на пенсию в обязательной системе, много накопить не получится, даже если они достаточно хорошо зарабатывают. А воспользоваться услугами частных финансовых институтов многие пока не могут – либо из-за слабости этих институтов, либо из-за собственной финансовой неграмотности, которая как раз воспитывается участием в обязательной накопительной системе. Это была вторая системная ошибка.

Затем было введено в действие законодательство, которое увеличило роль трудового стажа. Хотя реформа 2002-го года предполагала, что стаж имеет минимальное значение, и размер пенсии практически полностью зависел от того, какой у вас накопился пенсионный капитал.

Наконец, введение балльной системы окончательно все похоронило. Сейчас у нас в стране работает вовсе не та пенсионная система, которая была запущена в 2002 году, и она уже давно не носит страховой характер. Скорее бюджетный. Есть благая цель: чтобы доходы Пенсионного фонда России сходились с расходами. Но очевидно, что ПФР, даже в тех относительно благоприятных экономических условиях, какие были несколько лет назад, еще очень-очень долго должен ощущать дефицит.

Вопрос, конечно, в размере этого дефицита. В любом случае должен быть переходный период. Пенсионный фонд не справлялся, и нужна была какая-то подпитка из бюджета.  Сейчас пошли по самому легкому пути: сколько собрали - столько и перераспределяют через стоимость балла. Смысл есть, конечно, но он чисто фискальный. В страховой пенсионной системе должен превалировать индивидуальный интерес, а сейчас решаются интересы государства. 

О культуре пенсионных накоплений в стране

Я всегда говорил и продолжаю говорить, что пенсионная система 2002 года не была готова к серьезным изменениям. Нужно было время не только на решение каких-то технологических проблем, но и на формирование культуры накопления. Поэтому накопительная система должна быть сначала обязательной: это как в школу идти. Ведь все мы обязаны в семь лет идти в школу. Здесь примерно то же самое: люди должны обучиться, и уже потом, лет через двадцать, когда пенсионная реформа реально начнет работать, тогда можно вводить вместо обязательных добровольные схемы.

В развитых странах, кстати, обязательная пенсионная схема встречается не так уж и часто. Есть в Швеции, например, а вот в США, во Франции или Великобритании накопительная часть добровольная, а не обязательная. Почему? Потому что там есть культура накопления. Человек заканчивает учиться, устраивается на работу и с этого момента начинает заботиться о своей пенсии. Он знает, что это нужно. Он становится участником корпоративной системы, как правило, на паритетных началах с работодателем. Кроме того, он самостоятельно копит на пенсию в банках, где для этого работают специальные инструменты.

У нас в России нет ни инструментов, ни менталитета. И поэтому решение о введении искусственного ограничения на страховые выплаты свыше определенной суммы заработка было неправильным! Считалось, что средний класс при таком ограничении сам пойдет в добровольные накопления, что люди уже готовы. Ничего этого не произошло. Мы с вами прекрасно понимаем, что это, в частности, одна из причин дефицита Пенсионного фонда России. 

О повышении пенсионного возраста

Очевидно, что пенсионный возраст необходимо повышать. Но должна быть выстроена большая всеохватывающая программа. Это не просто увеличение возраста выхода на пенсию с определенного года - например, с 1-го января 2019-го года - на год или полгода ежегодно. Есть очень много нерешенных вопросов.

Во-первых, надо разбираться в ситуации с пенсией по инвалидности. Мы же прекрасно понимаем, что люди просто будут раньше - в те же 55 или 60 лет - выходить на пенсию по инвалидности. Если у вас есть стаж и пенсионный капитал - это элементарно. Статус инвалида имеет сейчас в основном социальный характер, особенно для пожилых людей и получить его, затратив время и набравшись терпения, вполне возможно.

Надо также решать вопрос, связанный с рынком труда. После 50 лет многие просто «вылетают» с квалифицированных рабочих мест. Нет системы непрерывного образования. Да, люди работают уборщиками, вахтерами, гардеробщиками. Получают маленькую зарплату, потом – еще и маленькую пенсию, как-то живут. И если мы просто повысим пенсионный возраст без сопутствующих программ по занятости населения, то получим новую категорию бедных, которые все равно придут просить о помощи у государства.

По-прежнему актуален вопрос досрочной пенсии. Сейчас на работодателей возложили дополнительные взносы, но это чистой воды паллиатив. В России эффективный возраст выхода на пенсию у женщин 53,5 года, у мужчин 58,5 лет. Такие цифры получаются за счет тех, кто выходит на пенсию досрочно: «северяне», работники первого и второго списков и пр. Этот вопрос тоже требует решения.

Проблема в том, что нет профессионального обсуждения пенсионных проблем, в том числе с участием членов правительства. Да, эксперты собираются поговорить друг с другом. Но они обсуждают давно известные вещи. А у правительства нет мотивации, нет желания профессионально подойти к этому вопросу. Главная задача – сэкономить, чтобы из федерального бюджета как можно меньше денег перечислялось в Пенсионный фонд России.

Кстати, при повышении пенсионного возраста бюджет и правда получит экономию финансовых ресурсов на пару лет. Но через несколько лет этот эффект закончится. Более того, могут появиться дополнительные расходы, и тогда придется снова менять пенсионную формулу. 

Об отказе от индексации пенсии работающим пенсионерам

Я понимаю: предполагается, что работающие пенсионеры – это люди не бедные. Они получают и пенсию, и зарплату. Теперь представим: человек работает, за него платят взносы в Пенсионный фонд России. Он полностью или частично окупает свою пенсию за счет этих взносов. А если этот работающий пенсионер получает высокую зарплату, то у него превышение над установленной суммой в 711 тыс руб., как известно, еще и облагается налогом. Эти средства идут в общую копилку и не увеличивают их пенсионные права. И теперь встаньте на место этого человека. Получается, что он и так «кормит» ПФР вычетами из своей высокой зарплаты. А тут ему еще не хотят индексировать пенсию на эти несчастные четыре процента. Это символическая индексация, но отказ от нее демонстрирует отношение к работающему пенсионеру. И здесь у людей начинает возникать мотивация реально уходить в «тень». Может быть, кто-то вообще не захочет продолжать работать. Разве это нужно нашему рынку труда? Который и так уходит в «тень» очень быстро? Разве это нужно Пенсионному фонду, который теряет очередного плательщика взносов?

Я думаю, что в дальнейшем продолжится ущемление прав работающих пенсионеров, и в результате, к сожалению, будет принято решение не платить им пенсию. То есть поставят перед выбором: либо пенсия, либо зарплата. 

О серых зарплатах и доверии

Сейчас в России насчитывается около 50 миллионов плательщиков страховых взносов. А экономически активного населения – 75 миллионов. Получается, что 25 миллионов человек работают непонятно где. Возможно, это малый бизнес, может быть, кто-то вовсе не работает. И все же это люди в трудоспособном возрасте, не инвалиды, и их число растет. Уход от налогообложения - это глобальная проблема недоверия граждан к государству. Они задаются вопросом: почему я должен платить налоги и взносы в обмен на непонятно что? Особенно если потом начинают против воли людей «замораживать» пенсионные накопления.

Представьте: человек все рассчитал, принял решение, перевел пенсионные накопления в НПФ или УК, и вдруг ему сообщают, что они «ушли» ПФР! Их то ли вернут, то ли мифические пенсионные права досчитают в страховую часть. Но мы же прекрасно понимаем, что это неадекватный ответ, потому что в накопительную пенсию шли «живые» деньги, а сколько правительство начислит по баллам, неизвестно. Меняют правила игры без ведома будущих пенсионеров, буквально на ходу. И это увеличивает число людей, которые уходят в «тень». Люди не хотят иметь отношений с государством. Ситуация будет развиваться и дальше. Понимаете, это система, которая будет только «подрубать» Пенсионный фонд России.

Выход работающих граждан из «тени» может облегчить ситуацию с трансфертом из федерального бюджета. Но для этого надо подготовить целый комплекс мер. Надо, чтобы правительство не на словах, а на деле показывало, что оно развернулось в сторону граждан, что бюджет прозрачный, социально ориентированный, что искореняется коррупция.  А то простой российский человек смотрит телевизор, где сажают очередного коррупционера, и говорит сам себе: вот это мое государство – это воры, мошенники и бюрократы, зачем я буду с ними иметь какие-то дела?

Сейчас любые дискуссии по пенсионному вопросу, с моей точки зрения, непродуктивны. Все давно сказано. Эксперты знают, что и как нужно делать. Ничего изобретать не надо. Просто тем людям, которые принимают решения, надо проявить политическую волю. Надо, что называется, остановиться на бегу и задуматься. Эффект от пенсионной реформы – долгосрочный. А уж на чем сэкономить – можно найти и без пенсионной системы. 

О мотивации государственных чиновников

Дело не в конкретных людях в правительстве. Они в большинстве своем квалифицированные специалисты. Дело в том, как их мотивирует наше государство. Это такая судорожная мотивация, которая начинает работать, когда ухудшается экономическое положение страны. У нас впереди - десять лет без экономического роста. Гипотетические 1-2% роста ВВП – это не экономический рост, для России нужно не менее пяти процентов, причем на базе структурных реформ, а не роста цен на нефть. Те люди, которые работают в правительстве, это знают. Но ведь надо финансировать оборонную промышленность! Представляете, сколько это стоит денег. Результат: режутся расходы на здравоохранение, на образование.

Но ведь известно, что, когда начинается кризис, надо в первую очередь спасать человеческий капитал. Кризисы рано или поздно проходят, а человек остается. И если мы снижаем качество образования и доступность здравоохранения, то что мы получим? Через несколько лет, допустим, в страну придут инвестиции, а у нас работать некому!

В каком-то смысле пенсионная система даже более защищена, чем образование и здравоохранение, потому что здесь можно найти политические мотивации. Это все-таки избиратели, почти 40 миллионов людей, которые ходят на избирательные участки. Кстати, именно поэтому в 2015 году все-таки сделали индексацию по инфляции. А в следующем году - уже всего лишь четыре процента. Я думаю, все же будет еще одна индексация в сентябре перед выборами в Госдуму, скорее всего, еще на четыре процента.

Это понятный политический ход. Эти выборы, а также выборы марта 2018 года надо провести с предсказуемым результатом. Снижение доступности и качества в образовании и здравоохранении люди вытерпят, они к этому привыкли. Добавим немного пенсионерам. И всё. На этом социальная политика времен нынешнего российского кризиса закончена. Такая логика в чистом виде отражает мотивацию самосохранения собственного чиновничьего места, которая входит в противоречие с долгосрочными проектами. Реформа пенсионной системы может занять не один политический цикл. Начинают ее одни чиновники, а положительные или отрицательные плоды пожинают другие. А продемонстрировать начальству что-то хочется уже сейчас! Мотивация в данном случае расходится с тем, что объективно необходимо для поддержания человеческого капитала.

Если пенсионеры попадут в тяжелое положение, то это ляжет бременем на их семьи, на детей и внуков, которые будут им помогать. То есть опять-таки отразится на работающих людях. Они сделают простой вывод: как же так, мои родители по 40-50 лет работали, и в результате государство бросило их, теперь только я должен им помогать. Они поймут, что и их государство может «кинуть» в свое время. Такие зеркальные эффекты абсолютно не учитываются. Государство оказывается само по себе, а человеческий капитал, человек в широком смысле этого слова тоже сам по себе, существуя как две параллельные реальности. 

О парадоксальном отношении к будущей пенсии

В нашей стране люди финансово неграмотные. Конечно, они в полной мере овладели умением пользоваться банковскими карточками. Но вот о пенсиях, о балльной системе и пенсионных накоплениях люди в основном, не думают. И не понимают, как все устроено. Хотя есть активные граждане, которые выбрали накопительную пенсию, и их число, несмотря на заморозки, увеличивается. Парадокс! Это не может не радовать: хоть какой-то здравый смысл у людей есть.

И все же в массе такое отношение: «я до пенсии не доживу», «мне еще до пенсии далеко, я всегда успею решить этот вопрос». Есть еще один парадокс. Чем сложнее социальная ситуация, чем люди становятся беднее, тем больше у них надежд на государство. Они полагают, что от их усилий ничего не зависит. А с другой стороны, к государству отношение скептическое, государству не доверяют. Вполне реален такой диалог: «Почему ты не платишь в пенсионный фонд? Ты получаешь большую зарплату». – «А зачем? Я все равно достойную пенсию не получу. Я же знаю это государство. Мои деньги непонятно куда уйдут». – «Ну хорошо, а как же ты будешь жить на маленькую пенсию?» - «Как-нибудь, мне государство поможет». И это все – в одной голове. Советская классика: говоришь одно, думаешь другое, делаешь третье. Эта установка в нас «сидит» очень глубоко…

О прогнозах пенсионного характера

Если негативная макроэкономическая тенденция будет продолжаться и дальше, то накопительную пенсию, к сожалению, скорее всего ликвидируют. Сделают ее добровольной, отменят обязательный характер. Я думаю, что будут повышены страховые взносы в Пенсионный фонд России. Будут постепенно отменены льготы для разных категорий трудящихся – для самозанятого населения, ИП. И это все, очевидно, вовсе не приведет к повышению доходов Пенсионного фонда. Мы увидим еще больший уход «в тень». С этим будут бороться, но я вот, например, не знаю, как это делать эффективно. Не приставишь же полицейского к каждому малому предприятию, чтобы он лично отслеживал, как там деньги ходят. Таким образом бороться с «теневыми» зарплатами невозможно. Как вариант – в определенный момент могут «попросить» крупный бизнес сделать какой-то единовременный взнос. Далее, я думаю, будет повышаться подоходный налог, и мы вернемся к прогрессивной шкале.

В общем, будут проводиться вот такие малоэффективные и непопулярные решения, эффект от которых может наблюдаться первые пару лет, как и в случае повышения пенсионного возраста. А потом работники и работодатели приспособятся, и через пару-тройку лет это все снова уйдет «в тень».

Фактически людей выталкивают из пенсионной системы. Зачем государству нести это бремя? Существуют страны, в которых нет пенсионной системы, или она охватывает только отдельные категории. Формально платят какие-то небольшие деньги, и все. Как хочешь, так и живи. Вот огород у тебя есть… К сожалению, я пока не вижу пути, для того чтобы эти все тенденции «развернуть». Нужна программа серьезных структурных реформ масштаба начала 90-х. Это и политика, и экономика, и «социалка»: в общем, все сферы жизни. Мы не можем через реформу пенсионной отрасли улучшить экономику страны. Если экономика «лежит», то никакие самые замечательные проекты реформирования пенсионной системы не сработают.

 

Данный материал впервые был опубликован на сайте http://pensionreform.ru/

Скачать статью

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 1 of 3 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№2 (26) апрель-июнь 2016 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru