Актуарное обеспечение финансовой устойчивости пенсионной системы России

Соловьев Аркадий Константинович
Начальник Департамента актуарных расчетов и стратегического планирования ПФР
11.09.2013
 
Проблемы текущей сбалансированности распределительно-страхового сегмента пенсионной системы еще острее актуализировали потребность в применении современных актуарных технологий в процессе управления развитием пенсионной системы России. Поскольку для достижения ее долговременной финансовой устойчивости при условии выполнения накопленных государственных пенсионных обязательств необходимо обеспечивать жесткое соответствие каждого параметра пенсионной системы.
 

В странах с развитой рыночной экономикой и многовековыми традициями обя­зательного пенсионного страхо­вания актуарное оценивание яв­ляется неотъемлемой составля­ющей пенсионной системы, ис­ключительная и безальтерна­тивная функция которой заклю­чается в перманентном экономическом оценивании объема накопленных пенсионных прав застрахованных лиц, эффектив­ности их сохранения, а также в осуществлении жесткого конт­роля за финансовой обеспечен­ностью долгосрочных государ­ственных обязательств перед пенсионерами.

Современные актуарные методы, применяемые для регу­лирования развития пенсионной системы на рыночных (страхо­вых) принципах, позволяют чет­ко и своевременно отслеживать весь комплекс социальных и экономических последствий (как в кратко-, так и в долго­срочной перспективе) при лю­бых изменениях каждого из ре­гулирующих факторов развития страховой пенсионной системы. Для отечественной пенсионной системы такими регулирующи­ми факторами в настоящее вре­мя являются (по значимости): демографические, рынок труда, макроэкономические, а также условия обязательного пенсион­ного страхования (пенсионные программы, схемы), установ­ленные действующим пенсион­ным законодательством России.

Современная отечественная практика актуарного оценивания пенсионной системы далеко отстает от требований, предъявляе­мых к ней в условиях рыночной экономики, поскольку уровень развития пенсионной системы как в секторе обязательного пен­сионного страхования, так и в секторе добровольного пенси­онного страхования не обеспечи­вает полноценную реализацию всех принципов обязательного пенсионного страхования. Зако­номерным результатом игнори­рования требований (условий и предложений), полученных в результате актуарных расче­тов, следует считать негативные последствия проведенных пен­сионных реформ, которые не обеспечили адаптацию россий­ской пенсионной системы к ры­ночным условиям и не реализо­вали страховые механизмы ее функционирования.

Среди этих негативных по­следствий в первую очередь следует отметить:

  • утрату пенсионной систе­мой финансовой независимости по страховым пенсионным обязательствам
  • необратимую потерю пен­сионных прав определенных ка­тегорий застрахованных лиц;
  • снижение реального уровня жизни отдельных катего­рий пенсионеров по мере углуб­ления пенсионной реформы;
  • усиление нагрузки пенси­онной системы в целом на эко­номику и др.

Актуарные расчеты, явля­ясь единственным исторически апробированным инструмента­рием решения данной задачи, позволяют определять экономи­ческие и социальные границы и условия развития пенсионной системы нашей страны на дол­госрочную перспективу, а также рассчитывать безусловные тре­бования к текущей социальной и экономической политике госу­дарства, при которой обеспечи­вается финансовая стабиль­ность пенсионной системы на основе безусловного сохране­ния накопленных пенсионных прав всех категорий застрахо­ванных лиц.

Если сформулировать акту­арную задачу исходя из цели пенсионной реформы как необ­ходимость скорейшего завер­шения формирования в нашей стране страховой (а не бюджетно-распределительной) пенси­онной системы, то необходимо:

  • во-первых, перейти на оп­ределение всех основных пара­метров пенсионной системы исключительно на основании акту­арного инструментария (т.е. ис­ходя из необходимости долго­срочной финансовой обеспечен­ности государственных пенсион­ных обязательств) и обеспечения жизнеспособности данной пен­сионной системы в конкретных социальных и экономических ус­ловиях нашей страны на долго­срочную перспективу (полный страховой период — 70—75 лет);
  • во-вторых, обосновать комплекс мероприятий, обеспе­чивающих корректировку сло­жившейся к настоящему момен­ту пенсионной системы, по тем параметрам, которые не соот­ветствуют базовым страховым принципам;
  • в-третьих, разработать план-программу мероприятий переходного периода (с целью недопущения шокового вариан­та пенсионной реформы), кото­рая позволит «превратить» не­страховую пенсионную систему в страховую.

Для того чтобы определить комплекс мероприятий для раз­вития пенсионной системы, на­до тщательно изучить причины возникновения негативных ре­зультатов и выявить факторы развития обязательного пенси­онного страхования в нашей стране. Как уже отмечалось, пенсионная система России действует, как и в любом госу­дарстве, не изолированно от мак­роэкономики, демографии, положения на рынке труда, а непо­средственно зависит от этих факторов. Однако до сих пор пенсионная система рассматри­валась и реформировалась изо­лированно от факторов демо­графической ситуации, положе­ния на рынке труда и перспек­тивных параметров макроэконо­мического развития.

Прежде чем актуарными методами определять основные параметры пенсионной системы и текущие требования к системе обязательного пенсионного страхования, необходимо уста­новить условия развития макро­экономики, которые следует учитывать в развитии пенсион­ной системы.

В отношении к конкретной ситуации отечественной пенси­онной системы основной вари­ант макроэкономического про­гноза — это сохранение сложив­шихся экономических тенден­ций (действующая структура ВВП и темпы экономического развития, которые установлены Минэкономразвития РФ). Они предлагают темп роста заработ­ной платы, темп роста ВВП и среднемесячные показатели и прожиточного минимума и ин­декса потребительских цен. Это та перспектива, которая ожида­ется при сохранении сложив­шихся к настоящему моменту экономических тенденций. Са­мое важное здесь, — это то, что некоторые тенденции опережа­ющего роста заработной платы в структуре ВВП останавливает­ся в 20-е годы на уровне 28—29% и это означает, что мы никогда не выходим на цену жи­вого труда в структуре валового продукта, которая принята в ци­вилизованных странах. Второй вариант макроэкономического прогноза предусматривает те минимальные требования, кото­рые должны быть учтены для стимулирования экономическо­го роста в стране.

Исходя из опыта стран с переходной экономикой, обос­нованно предположить, что до­ля оплаты труда в структуре ВВП должна непременно расти опережающими темпами с тем, чтобы к моменту завершения пенсионной реформы, а это 30-е годы, доля заработной платы в структуре ВВП составляла не менее 40-42%.

Исходя из указанных про­порций, должны расти темпы увеличения среднемесячной за­работной платы.

Инфляция по предложенно­му Минэкономразвития сцена­рию составит к концу прогнозно­го периода около 2% (причем, начиная практически с 10-х го­дов - 4%, а с 15 года - 3%), и так она сохраняется на уровне стран развитого капитализма.

Другая группа факторов - это группа демографических факторов, которые оказывают на нашу систему обязательного пенсионного страхования наибо­лее жестокое воздействие. В чем это выражается. Во-пер­вых, в тенденции к сокращению численности наемных работни­ков, как это заложено в прогно­зе экономического развития на­шей страны на указанный пери­од. В результате этого соотно­шение численности наемных ра­ботников становится равным единице, т.е. численность наем­ных работников приближается к численности пенсионеров как раз к концу переходного перио­да пенсионной реформы - сере­дине 30-х годов.

Демографический прогноз, который предлагается исполь­зовать в актуарных расчетах, связан с существенными изме­нениями демографической по­литики в нашей стране. Он преду­сматривает не снижение чис­ленности населения, а его рост, не снижение численности наем­ных работников сектора наемно­го труда в нашей экономике, а рост наемных работников. Это является очень важным услови­ем с учетом того, если мы хотим сохранить элементы страхова­ния в пенсионной системе.

Для оценки эффективности выбранных сценарных условий предлагается применять три экономических критерия, осно­ванных на реализации страхо­вых принципов развития пенси­онной системы:

  1. коэффициент замеще­ния трудовой пенсии, который требуется для развития пенси­онной системы;
  2. финансовая устойчи­вость пенсионной системы;
  3. 3.    уровень жизни пенсио­неров, определяемый по соот­ношению пенсий с прожиточ­ным минимумом.

 

Актуарный прогноз финансовой устойчивости пенсионной системы (в условиях сохранения действующего пенсионного и налогового законодательства)

  1. Современное состояние пенсионной системы. При со­хранении неизменными норм пенсионного законодательства, а также ставок и границ шкалы ЕСН и страховых взносов, сло­жившихся к 2005 г., к 2020 г. суммарный эффективный та­риф снизится до 10,68% от фонда заработной платы против 19,66% в 2005 г.

Доля доходов распредели­тельной составляющей пенси­онной системы в ВВП к 2020 г. снизится до 2,2% против 4,41 % в 2005 г.

Доля доходов накопитель­ной составляющей (без учета инвестиционного дохода), на­против, возрастет с 0,44% ВВП в 2005 г. до 0,65% в 2020 г.

Расходы распределитель­ной составляющей составят в начале прогнозного периода 5,24% от ВВП, а к 2020 г. сокра­тятся до 3,51%.

В течение всего прогнозно­го периода в системе обязатель­ного пенсионного страхования будет сохраняться дефицит фи­нансовых ресурсов для обеспе­чения принятых государствен­ных пенсионных обязательств и, соответственно, система будет испытывать потребность в дота­циях из федерального бюджета на покрытие данного дефицита.

Дефицит бюджета распре­делительной составляющей сис­темы обязательного пенсионного страхования за рассматривае­мый период увеличивается к 2020 г. в 8 раз и его удельный вес в объеме ВВП возрастет в пе­риод 2005-2020 гг. с 1 до 1,5%.

При этом, однако, дефицит каждой из составных частей пенсионной системы будет иметь различные динамические тенденции. Так, в первый период 2005-2008 гг. будет наблюдать­ся дефицит базовой части пен­сионной системы. Но начиная с 2009 г. доходы базовой со­ставляющей будут постоянно превышать расходы и профицит базовой части к 2020 г. дости­гнет 0,1% ВВП. Страховая же часть распределительной со­ставляющей пенсионной систе­мы на протяжении всего перио­да будет находиться в дефиците. В 2005 г. расходы на выплату страховой части трудовой пен­сии превысят доходы в 1,1 раза, в 2020 г. - в 2,1 раза. В 2005 г. дефицит страховой части рас­пределительной составляющей пенсионной системы составит 0,3%, к 2020 г. - 1,4% ВВП.

В течение всего прогнозно­го периода доходы накопитель­ной составляющей пенсионной системы будут превышать ее расходы.

 

Уровень жизни пенсионеров

Снижение эффективного тарифа в распределительную систему в связи с одновремен­ным отвлечением средств на формирование накопительной составляющей негативно отра­зится на темпах апрельской ин­дексации размера страховой ча­сти пенсии.

В результате этого средний размер трудовой пенсии в рас­пределительной системе к 2020 г. возрастет в 3,4 раза при росте средней заработной платы в эко­номике в 6,6 раза и инфляцион­ном росте потребительских цен в 2,3 раза. Это свидетельствует об устойчивой тенденции даль­нейшего снижения жизненного уровня трудовых пенсионеров.

Коэффициент замещения трудовой пенсии также будет иметь явно выраженную тенден­цию к снижению. К 2020 г. его значение снизится до уровня 12,6% от средней зарплаты, т.е. практически в 2 раза.

Соотношение среднего раз­мера трудовой пенсии с прожи­точным минимумом пенсионера будет увеличиваться до 2012 г. (со 105 до 114%), однако с 2013 г. прогнозируется посте­пенное его снижение, и к 2020 г. оно уменьшится до 106%.

Размер накопительной со­ставляющей трудовой пенсии в первые годы ее выплаты не превышает 0,1%  средней зара­ботной платы, и не будет оказы­вать сколько-нибудь заметного влияния на суммарный размер трудовой пенсии и соответствен­но на материальное обеспече­ние застрахованных граждан в старости.

При более оптимистических предположениях об уровне до­ходности от инвестирования пенсионных накоплений коэф­фициент замещения накопи­тельной части трудовой пенсии может увеличиться, однако по-прежнему не сможет оказывать существенного влияния на дохо­ды лиц, выходящих на пенсию в период 2006-2025 гг.

Таким образом, актуарный прогноз на долгосрочную пер­спективу показывает резкое углубление негативных тенден­ций, обусловленных помимо дальнейшего ухудшения демо­графической ситуации в стране необоснованной налогово-тарифной политикой (занижением ставки ЕСН и страховых взно­сов), и нормами, заложенными в действующем пенсионном за­конодательстве.

Актуарный анализ причин сложившихся в результате пен­сионной реформы негативных тенденций в современной пен­сионной системе России выявил следующее.

 

Демографические факторы и рынок труда. В долгосрочной перспективе прогнозируется снижение численности постоян­ного населения России: к 2020 г. она сократится на 9,1% (т.е. на 13,1 млн. человек) и составит 130 млн. человек. При этом чис­ленность населения трудоспо­собного возраста сократится на 15,8 млн. чел. и составит в 2020 г. 74,4 млн. чел., или 57,3% от общей численности на­селения. Доля населения в воз­расте старше трудоспособного возрастет к 2020 г. до 26,3% против 20,4 % в 2005 г. При этом удельный вес пенсионеров в об­щей численности постоянного населения Российской Федера­ции возрастет с 25,4% в 2005 г. до 29,7% к 2020 г., т.е. почти на 4,3 процентных пункта.

В результате действия дан­ной тенденции нагрузка пенси­онной системы на занятое в эко­номике население будет возрас­тать: к 2020 г. на каждые 100 по­лучателей трудовых пенсий бу­дет приходиться 156 чел., заня­тых в экономике, тогда как в 2005 г. их было 198 чел.

 

Макроэкономические факто­ры. Сроки и уровень проводимых индексаций размера трудовых пенсий предусмотрены в соответ­ствии с требованиями статьи 17 Закона № 173 исходя из прогно­за инфляции и роста доходов Фонда на плановый период. Тем­пы среднегодовой инфляции к 2010 г. сократятся с 1,09 до 1,07 раза, а к 2020 г. темпы ее сниже­ния составят 1,04 раза.

Номинальная среднемесяч­ная заработная плата должна увеличиваться на протяжении всего прогнозного периода. Од­нако темпы ее роста предпола­гается постепенно замедлять: с 2005 по 2010 г. темп роста среднемесячной заработной платы сократится с 1,22 до 1,14 раза, а к 2020 г. — до 1,11. При этом на протяжении всего указанного периода (2005— 2020 гг.) темпы роста среднеме­сячной заработной платы будут в 1,09—1,07 раза превышать ин­декс потребительских цен.

Последствием роста дохо­дов распределительной состав­ляющей в части направляемой на финансирование выплаты страховой части трудовой пен­сии должно стать значительное увеличение объема пенсионных обязательств, не обеспеченных в будущем реальными денеж­ными средствами по причине известного ухудшения демогра­фической ситуации. Учитывая приведенные положения оче­видно, что законодательная увязка роста страховой пенсии с темпом роста зарплаты в эко­номике необоснованна.

 

Институциональные факто­ры. В рыночных условиях пен­сионное страхование из соци­ального механизма перераспре­деления материальных благ (че­рез систему т.н. «общественных фондов потребления») должно перейти на принцип финансовой ответственности. Однако номи­нальное декларирование стра­ховых целей пенсионной рефор­мы на практике не было обеспе­чено соответствующим эконо­мическим (в первую очередь — актуарным) инструментарием, что неизбежно привело (начи­ная уже с 2002 г. возник теку­щий дефицит средств на возме­щение страховой части пенсии в четверть годовой потребности) к возникновению и дальнейше­му росту разбалансированности бюджета ПФР.

Причины этой разбалансированности хорошо известны специалистам:

  • сохранены нестраховые периоды трудового стажа;
  • сохранены условия до­срочного выхода пенсию.

Кроме того, законодательно не предусмотрена законом пен­сионная формула (модель) на переходный период до 2027 года (когда начнется выход на пенсию младшего поколения застрахованных лиц). В результате этого еще на 12—15 лет сохраня­ется подавляющее влияние на размер РПК не фактически уп­лаченные страховые взносы, а виртуальный (т.н. конвертиро­ванный) РПК, что, по сути, мини­мизирует страховую сущность новой пенсионной формулы.

Законодательно закреплен­ное в страховой формуле (без учета реальных изменений де­мографической ситуации в тече­ние всего страхового цикла) применение продолжительности периода выплаты трудовой пен­сии («дожития») в фиксирован­ном размере — 19 лет (причем в первый год реформы — 12 лет) неизбежно ведет к искусствен­ному завышению размера РПК для абсолютного большинства граждан и соответственно к пе­рерасходу средств ПФР[1].

Не менее серьезную проб­лему для реализации страховых принципов представляет приме­нение актуарно необоснованной индексации РПК, которая не учитывает «внешние» к пенси­онной системе факторы (изме­нение демографических, макро­экономических и трудовых пара­метров). В результате этого су­щественно завышенный объем государственных пенсионных обязательств приведет к увели­чению будущих выплат пенсии без учета конкретной демогра­фической и социально-эконо­мической ситуации, складываю­щейся в стране к моменту реа­лизации пенсионных прав за­страхованных лиц.

Не менее негативное влия­ние на финансовую обеспечен­ность долгосрочных пенсион­ных обязательств оказывает снятие «стажевых» требований при формировании РПК, что не­гативно влияет на выполнение главного требования солидар­ной ответственности системы обязательного пенсионного страхования - сохранение уров­ня «замещения» заработка для соответствующего поколения застрахованных лиц[2].

Актуарный анализ перечис­ленных и многих других факто­ров развития современной пен­сионной системы позволяет сформулировать основные пред­ложения, вытекающие из требо­ваний безусловной реализации страховых принципов существо­вания рыночной пенсионной си­стемы, которые направлены в первую очередь на долгосроч­ную финансовую стабилизацию пенсионной системы за счет внутренних источников финан­сирования. Данные предложе­ния по стабилизации целесооб­разно для наглядности скомпо­новать в несколько логических блоков и реализовывать в тече­ние нескольких периодов.

 

Комплекс мероприятий по регулированию расходов пенсионной системы: 

  1. отказ от механизма оцен­ки пенсионных прав за работу в период до начала реформы по нормам Федерального закона № 113-ФЗ на основании зара­ботной платы за 2 последних го­да работы;
  2. исключение из страхового стажа всех периодов, не обеспе­ченных уплатой страховых взно­сов (нестраховых периодов), в том числе предусмотренных статьями 27, 28 Федерального закона № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федера­ции», либо финансирование их за счет средств федерального бюджета или иных источников или возмещение в полном объ­еме средств на финансирование нестраховых периодов из Феде­рального бюджета;
  3. пересмотр механизма индексации расчетного пенси­онного капитала - с учетом на­личия источников финансирова­ния (целесообразно проводить осовременивание РПК по тем­пам инфляции);
  4. пересмотр механизма индексации размера трудовой пенсии - с учетом уровня ин­фляции по итогам ежемесячной (ежеквартальной) отчетности, в том числе индексация сверх уровня инфляции должна про­водиться при наличии внешних источников финансирования;
  5. замена номинального по­казателя 19 лет ожидаемого пе­риода выплаты трудовой пенсии фактическим статистическим показателем:
  • среднее значение для мужчин и женщин в возрасте 55/60 лет — при определении трудовой пенсии по старости;
  • показатель, характеризу­ющий дожитие инвалидов, - при определении трудовой пен­сии по инвалидности;
  • средний показатель ожи­даемой продолжительности жизни (получения пенсии) иж­дивенцев умершего застрахо­ванного лица - при определе­нии трудовой пенсии по случаю потери кормильца.

 

Комплекс мероприятий по регулированию доходов пенсионной системы: 

  1. Систематическая (еже­годная) корректировка (индек­сация) границ шкалы регрессии ЕСН и страховых взносов темпа­ми не ниже прогнозируемых темпов роста среднемесячной заработной платы.
  2. Ежегодная актуарная оценка тарифа страховых взно­сов исходя из потребности в средствах, с учетом обеспече­ния коэффициента замещения и размера фиксированного пла­тежа с самозанятого населения.
  3. Увеличение страхового стажа, необходимого для назна­чения трудовой пенсии по старо­сти, до 20 лет для женщин и до 25 лет для мужчин. В случае, ес­ли страховой стаж застрахован­ного лица менее указанных ве­личин, при назначении трудовой пенсии применяется для ее ба­зовой части стажевый коэффи­циент, равный отношению выра­ботанного страхового стажа к нормативной величине.
  4. Альтернативой оптимиза­ции расходной части бюджета ПФР (по п. 2) может стать вве­дение дополнительного тарифа для отраслей и производств, имеющих в настоящее время большой удельный вес получа­телей пенсий до достижения об­щеустановленного пенсионного возраста.
  5. Целевое увеличение до­ходности от инвестирования обязательных пенсионных на­коплений в государственной управляющей компании.

 

                 Комплекс мероприятий по повышению уровня жизни пенсионеров за счет внешних источников финансирования

Осуществление перечис­ленного комплекса мероприя­тий позволяет обеспечивать уп­равляемость финансовыми ре­сурсами пенсионной системы на долгосрочную перспективу, од­нако в 2005-2010 гг. не решает полностью проблему ее финан­совой устойчивости и потребует незначительного привлечения средств из Стабилизационного фонда. В последующие годы возникающий профицит целесо­образно направлять на форми­рование резерва с целью обес­печения устойчивости пенсион­ной системы в условиях ухуд­шающейся демографической ситуации.

Учитывая, что потеря пен­сионных прав застрахованных лиц и снижение государствен­ных обязательств перед пенсио­нерами происходят по независя­щим от застрахованных лиц причинам (политические, соци­альные, экономическая конъ­юнктура и т.п.), то необходимо их возместить. Согласно Феде­ральному закону № 173—ФЗ (статья 5), предусматривающе­му субсидиарную ответствен­ность федерального бюджета перед застрахованными лица­ми, и Бюджетному кодексу Рос­сийской Федерации (статья 13.1), предусматривающему формирование Стабилизацион­ного фонда Российской Феде­рации как финансового источни­ка покрытия бюджетного дефи­цита (формируется за счет сверхпланового повышения це­ны на нефть), покрытие текуще­го дефицита средств бюджета ПФР по государственным пен­сионным обязательствам долж­но осуществляться из Стабили­зационного фонда. Предлагает­ся, в частности, ввести систему дополнительного пенсионного страхования в ПФР (по образцу ряда западных пенсионных сис­тем). Так, например, застрахо­ванное лицо через своего рабо­тодателя-страхователя вправе увеличивать размер своей рас­пределительной части трудовой пенсии путем уплаты дополни­тельного тарифа страховых взносов исходя из заработ­ка/дохода (естественно, при со­ответствующих стимулах).

Рассмотренные выше на­правления реформирования сложившейся пенсионной сис­темы России можно свести к трем основным направлениям. Регулирование доходной поли­тики пенсионной системы, регу­лирование расходной и пробле­ма актуализации государствен­ных пенсионных обязательств перед застрахованными лица­ми, т.е. государственного пенси­онного долга.

Объем государственного пенсионного долга перед пенси­онерами на начало пенсионной реформы, по результатам акту­арного оценивания, составил около четырнадцати триллионов рублей на 1 января 2002 г. За период пенсионной реформы этот долг увеличился примерно в 1,7 раза благодаря индекса­ции расчетного пенсионного ка­питала. Таким образом, накоп­ленные государственные обяза­тельства перед современными поколениями застрахованных лиц составляют без малого 1 триллион долларов. Поэтому проблема эффективного управ­ления государственным пенси­онным долгом не менее акту­альна, чем внешним долгом страны, который на несколько порядков меньше. Представля­ется, что механизм управления пенсионным долгом должен быть законодательно сформу­лирован не только в пенсион­ном, но и бюджетном законода­тельстве.

В политике регулирования доходами пенсионной системы предлагается особо выделить регулирование тарифной поли­тики. Она должна отражать не­сколько ключевых требований. Первое и основное — «изъятие» пенсионных отчислений из на­логовой системы и передача страхового тарифа в пенсион­ную систему. Передача функций по сбору пенсионному фонду, как и положено в крупных стра­ховых государственных систе­мах. Второе направление в рам­ках регулирования тарифной политики - упорядочивание са­мого размера тарифа.

Сейчас размер страхового тарифа дифференцирован по произвольным (не страховым) признакам по возрасту, по ви­дам деятельности, по размеру заработной платы, т.е. такая дифференциация не имеет эко­номических оснований для страховых пенсионных систем. Предлагается устанавливать размер тарифа единым для всех категорий застрахованных лиц исходя исключительно из безусловных требований реали­зации обязательств перед теку­щим поколением пенсионеров, с одной стороны, и, с другой - (условного) накопления каждым застрахованным лицом расчет­ного пенсионного капитала в объеме, необходимом для по­лучения им трудовой пенсии по старости в сумме не ниже про­житочного минимума. Обяза­тельным условием для этого яв­ляется введение реальной цены (стоимости) страхового года.

Одновременно с этим пред­лагается разделить тариф по видам страховых случаев: та­риф на формирование пенсии по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца. Следует напомнить, что в нашей стране практически каждое чет­вертое назначение пенсии идет по случаю инвалидности, и так­же каждое четвертое по случаю потери кормильца. Такой струк­туры населения и такой структу­ры накопленных пенсионных прав застрахованных лиц нет в развитых пенсионных систе­мах мира. Отсутствие диффе­ренциации страхового тарифа по видам страховых случаев ве­дет к увеличению объема не­страхового перераспределения финансовых ресурсов солидар­ной пенсионной системы и к снижению управляемости стра­хового фонда пенсионных средств.

Один из фундаментальных выводов проведенного актуар­ного анализа заключается в том, что никакие локальные, частич­ные изменения пенсионной сис­темы (аналогичные проведен­ным ранее пенсионным рефор­мам) не смогут решить пробле­му превращения современной нестраховой пенсионной систе­мы в подлинно страховую, отве­чающую общепризнанным принципам развития обязатель­ного пенсионного страхования в цивилизованном социально ориентированном государстве.

В направлении реформиро­вания, связанном с регулирова­нием расходной политики, на первом месте обосновано вос­становление страхового стажа как нормативного инструмента для регулирования размера пенсии исходя из степени трудо­вого участия застрахованного лица в выполнении солидарных государственных пенсионных обязательств. Следует обратить внимание, что речь идет не об изменении возраста выхода на трудовую пенсию, а именно о ведении продолжительности страхового стажа.

Страховой стаж должен быть рассчитан на основе акту­арной технологии, исходя из экономически обоснованных па­раметров долгосрочного разви­тия пенсионной системы. Под­считано, что, для того чтобы обеспечить в наших условиях коэффициент замещения на ев­ропейском уровне 40%, необхо­димо иметь страховой стаж 30 лет (в расчете на «необходи­мый» страховой тариф 25,5%). В наших условиях для поддер­жания хотя бы 35% (дорефор­менного) коэффициента заме­щения необходимо установить стаж не менее 25 лет при ука­занном тарифе (в случае же со­хранения действующего тарифа 14% в распределительную часть трудовой пенсии продолжитель­ность трудового стажа должна превышать 44 года).

В любой реформе, а осо­бенно в пенсионной, которая за­трагивает период жизни не­скольких поколений, должен предусматриваться переходный период, который обязательно выделяется законодательством для выполнения накопленных государственных пенсионных обязательств в особых условиях независимо от их выполнения по новым условиям.

Актуарными расчетами обоснована продолжительность переходного периода от 12 до 15 лет и разработан план меро­приятий по их реализации. Наи­более болезненной, очевидно, станет очистка пенсионной сис­темы от нестраховых выплат, но если ее растянуть на указан­ный срок (и исключить шоковые методы, объективно вызываю­щие негативное отношение) при гарантии сохранения пред­усмотренных действующим за­конодательством прав, то это можно провести организованно.

 

А. Соловьев, «Пенсионные фонды и инвестиции», 4(28) - 2006



[1] Для сравнения приведем, по прогнозным оценкам, ожидаемую средневзвешенную продолжительность жизни для населения в возрасте 55/60 лет в 2005 г. — 19,4 года (12,6 лет — для мужчин и 22,1 года — для женщин), к 2020 г. прогнозируется неуклонный рост этого показателя примерно до 22 .

[2] При минимально допустимом страховом стаже 5 лет за застрахованное лицо уплачиваются страховые взносы, несоизмеримые с тем объемом выплат в виде базовой части пенсии, которые он будет получать в течение 19 лет (период дожития после выхода на пенсию).

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 2 of 4 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№ 4 (16) октябрь-декабрь 2013 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru