Пенсионные накопления. Мифы, реальность и что мешает людям копить.

Гвозденко Александра Николаевна
Президент НПФ «Социальное развитие»
08.06.2015
 

Накопительный компонент пенсионной системы страны вновь оказался на острие разногласий, что привлекло к нему немалый интерес, но не добавило доверия финансовым институтам, занимающимся вопросами будущих пенсий.

 

В пенсионной системе РФ с 2002 года сочетаются накопительный и распределительный элементы, что неоднократно подчеркивалось в качестве ее существенного преимущества как отечественными, так и зарубежными экспертами. Накопительный и распределительный компоненты подвержены рискам, которые реализуются в разных условиях, таким образом они взаимно дополняют друг друга и вместе делают пенсионную систему более устойчивой.

Однако непрекращающиеся споры относительно состоятельности накопительного элемента невольно привлекли внимание даже тех людей, которые о будущей пенсии не хотели и думать. Пресса перенасыщена пенсионной тематикой, однако интерес, который возник у граждан в связи с обрушившимся объемом информации не носит конструктивного характера. Напротив, в условиях информационного цунами, население стало еще осторожнее относиться к вопросу собственной активности, и, вероятно, не только в части принятия пенсионных решений, но и вообще, в вопросах личных инвестиций.  Остатки годами формировавшегося доверия продолжают нещадно растрачиваться  по причине частых смен правил игры на пенсионном рынке. Клиенты по большей части не доверяют не самим НПФ, а политике государства в отношении к ним, а также в отношении пенсионных накоплений вообще. Учитывая текущую практику, никогда нельзя знать заранее, какими будут правила рынка завтра и что окажется выгоднее в новых условиях. Осмелюсь предположить, что  люди еще долго не будут верить не только в пенсионные продукты, но и вообще в любые формы и инструменты долгосрочных инвестиций. Теперь, чтобы восстановить доверие, нужно на уровне государства обеспечить стабильность, прозрачность и долгосрочность принимаемых решений, ибо культура сбережений, как известно, прививается годами.

            Учитывая это обстоятельство, с уверенностью можно отодвинуть в сторону и тему дебатов относительно обязательности / добровольности пенсионных накоплений. Эта тема не актуальна. Сегодня любые добровольные формы участия граждан в формировании будущей пенсии обречены на провал. Взносы на будущую пенсию возможны только в обязательном формате. До тех пор, пока граждане объективно не могут оценить, какова разница между выплатами, сформированными в рамках страховой системы государства и выплатами, получаемыми из накопительной системы, они не будут принимать никаких решений. Опыт реализации программы "софинансирования" имел место до очередной перестройки пенсионной системы страны, но даже он показывает, что высоких результатов ожидать не приходится.   "Покушение" на накопительный элемент уже нельзя считать инцидентом, скорее,  это обычный этап в процессе становления системы. Пенсионная система России исторически развивалась через призму пенсионных реформ (Подробнее в одной из публикаций автора: http://www.pensionobserver.ru/arxiv/3-19-iyul-sentyabr-2014-g/reforma-molchunyi-ostayutsya-v-menshinstve/razvitie-pensionnoj-sistemyi-rossii-cherez-prizmu-pensionnyix-reform).

            Как только наступал момент, к которому в системе накапливалось достаточно социальных и экономических проблем, неизбежно возникал из тлена старый и порядком забытый сценарий очередной пенсионной реформы на базе внедрения страховых принципов. Обычное дело: если нужно решить нарастающие демографически проблемы - развиваем накопительные механизмы, обрушиваются текущие бюджетные трудности - снова приветствуем идею перестройки на страховых принципах. Такая сложилась практика. Вот и сегодня, как только ухудшились макроэкономические показатели, тема пенсий возникла сама собой.

            Стоит отменить, что обязательства по выплате будущих пенсий - это самые весомые обязательства государства, социальные расходы которого устойчиво росли последние 5-7 лет и, прежде всего, из-за роста уровня пенсий (8-9 % ВВП). На сегодня есть ожидания, что кризис приведет к росту безработицы и (или) к снижению уровня заработных плат, что, безусловно ударит по бюджету ПФР. Возможности федерального бюджета, из средств которого уже много лет дофинансируется наша пенсионная система, также ограничены. Ситуация осложняется множеством других неблагоприятных факторов. Например, по официальным заявлениям Главы Минтруда, за каждого пятого трудоспособного гражданина РФ не перечисляются страховые взносы.

            В условиях усиления влияния неблагоприятных факторов на и без того дефицитный бюджет ПФР, многие эксперты стали активнее и глубже обсуждать причины возникших трудностей.

            Основной причиной дефицита признается демографическая проблема. Мы находимся в некой "демографической яме", на пенсию выходит послевоенное поколение 1947-1955 гг. , рождаемость в тот период была высокой. Выходящих на пенсию пенсионеров на рабочих местах заменяет малочисленное поколение 1990-х (период, когда рождаемость резко упала). Соотношение работающих и пенсионеров стремится к 1:1, нагрузка на пенсионный фонд высокая при недостаточных поступлениях средств от работодателей.

            Продолжительность жизни пенсионеров растет, что создает немалые трудности с позиции балансировки бюджета ПФР. Значительные суммы выплачиваются женщинам, которые живут больше и на пенсию выходят раньше, чем мужчины. В России женщина выходит на пенсию в 55 лет и получает ее в среднем в течение 25 лет, в то время как мужчина выходит на пенсию в 60 лет и живет на пенсии в среднем чуть более 14 лет. В странах ОЭСР женщина выходит на пенсию примерно в 62, а мужчина — в 63 года, период дожития составляет 23 года и 18 лет соответственно. По экспертным прогнозам, к 2030 году женщины в России будут жить еще дольше и время пребывания на пенсии увеличится до 28-29 лет при условии сохранения в неизменном виде возраста выхода на пенсию. В таких реалиях сбалансировать бюджет пенсионного фонда практически невозможно. Возникает два ключевых (очевидных) варианта решения проблемы - поднять пенсионный возраст (при этом важно оценивать реальное состояние здоровья и трудоспособность населения страны в каждом возрасте, проводить соответствующие исследования), либо более гибко настраивать параметр, который называют "периодом дожития". Если у граждан появится выбор и возможность получения срочной выплаты (например на 10-15 лет), то не будет иметь значения, в частности, пол получателя. А если речь идет о пожизненной выплате, необходимо учитывать статистику конкретного пенсионного фонда при определении периода дожития (этими расчетами, в качестве варианта, может заниматься и сам пенсионный фонд) и индивидуальные особенности его клиентов. Каждый фонд должен рассчитать, сколько его клиенты могут прожить. Например, в одном НПФ сосредоточены жители Севера, которые при относительно высоком уровне заработных плат живут меньше, где-то может оказаться больше женщин, которые живут дольше. Необходимо учитывать все факторы, поэтому единый период дожития, определенный Минтрудом, не может оказаться идеально "правильным" для всех.

            Балансировать систему можно и путем принятия решений по тарифной политике. Так, например, в некоторых странах Европы высокооплачиваемые граждане, которые имеют возможность самостоятельно формировать накопления в рамках накопительной системы, освобождены от участия в распределительной. Таким образом, освобождая богатых от солидарных обязанностей, они освобождают и пенсионную систему от чрезмерных обязательств, которые могут быть сформированы в отношении этих граждан с учетом высокого уровня зарплаты.

            Стоит заметить, что вопрос о том, кого необходимо включать в пенсионную систему в качестве ее участников, сложный и дискуссионный. Например, трудно однозначно сказать, должно ли государство поддерживать всех пожилых или только тех, кто заработал право на пенсию (это вопрос социальных пенсий)?

            Безусловно, ситуацию с бюджетом ПФР облегчит обеспечение уплаты страховых взносов "каждым пятым трудоспособным", который сегодня ничего не платит и соразмерная возможностям бюджета ПФР индексация страховых пенсий.

            В свете последнего тезиса, хотелось бы отметить, что теневая занятость - это проблема бюджета ПФР, но никак не самих "теневиков". С 2008 года усиленно индексируются социальные пенсии (детям-сиротам, детям-инвалидам,  а также всем, кто не выработал необходимого стажа для назначения пенсии), в итоге социальные пенсии почти сравнялись с трудовыми. Поэтому, работая в серой зоне, человек получит те же деньги, что и его коллега, работающий официально на низкооплачиваемой должности, то есть теневики только выигрывают от своего "серого" положения.

            Отдельного внимания заслуживает так называемая базовая составляющая страховой пенсии. Она исторически играла роль защиты от бедности, а значит, раз она не привязана к стажу, либо уровню дохода, она должна финансироваться за счет общих налогов, в отличие от собственно страховой пенсии.

По итогам реформы мы имеем единую страховую пенсию, внутри которой есть некий, заранее неизвестный, фиксированный размер выплат (который раньше назывался базовой частью).

            Можно продолжать тему возможного решения проблемы дефицита ПФР, анализируя причины возникновения этого дефицита, однако у противников накопительного компонента пенсионной системы желания проводить подобной анализ не нашлось, зато нашлись аргументы против пенсионных накоплений, которые уже в первом приближении несложно подвергнуть вполне обоснованной критике.

            Приведем в качестве примеров ряд подобных тезисов  и критические аргументы по каждому из них:

            - темпы роста страховой пенсии будут выше, чем доходность инвестирования пенсионных накоплений.

В отличие от России 2000-х годов, когда темпы роста зарплаты (до 20% в реальном выражении) превышали темпы роста производительности труда за счет высоких экспортных цен на углеводороды, в дальнейшем подобная ситуация невозможна. Рост распределительных пенсий, соответственно будет отставать от роста заработных плат, в лучшем случае индексация будет производиться на уровне инфляции. С учетом увеличения числа пенсионеров по отношению к числу работающих граждан, диспропорции будут только увеличиваться;

            - солидарная система эффективнее, так как сегодня она обеспечивает более высокий уровень индексации пенсий в сравнении с приростом накоплений за счет инвестиционного дохода.

            Аргумент не имеет никакого отношения к эффективности работы распределительной системы, индексация пенсий в рамках которой производится без привязки к реальному объему ресурсов системы и финансируется в итоге за счет средств федерального бюджета, формируемого налоговыми отчислениями;

            - будет обеспечен коэффициент замещения на уровне 40% в страховой системе.

            Для высоких заработных плат это невозможно, так как существует порог страхуемого заработка, что стимулирует уход высокооплачиваемых граждан в серую зону со всеми вытекающими отсюда последствиями для бюджета;

            - перевод накоплений в распределительную систему улучшит ситуацию с дефицитом ПФР

            Текущее финансирование распределительных пенсий эта мера практически не улучшит, но приведет к соразмерному росту обязательств государства, период исполнения которых как раз совпадет с периодом обострения проблем финансирования пенсий в связи с неблагоприятной демографией, что увеличит налоговую нагрузку на бизнес и (или) нагрузку на федеральный бюджет;

            - отмена пенсионных накоплений упростит задачу государству.

Пенсионные накопления удешевляют государственные заимствования и поддерживают стабильность рынка госбумаг. Ухудшение экономической ситуации вкупе с сокращением возможностей внешних заимствований может потребовать увеличения госдолга, что, напротив, подчеркивает актуальность наличия пенсионных накоплений, которые, в то же время, являются, пожалуй, единственным длинным инвестиционным ресурсом (4 трлн. рублей) национальной экономики;

            - накопления неэффективны, так как имеют низкую доходность инвестирования.

Любые сравнения роста доходности государственной пенсии и пенсии от частных управляющих сейчас, на упавшем рынке, будут не в пользу частных УК и НПФ. Это факт, не требующий аргументации. Оценивать доходность нужно, не ограничиваясь отдельно выбранным кризисным периодом. Правильнее считать доходность пенсионных накоплений за десяток лет. По данным регулятора, с 2002 по 2012 год доходность составила в среднем 10,5 % годовых, превысив инфляцию за этот период.

Исторически отрицательную доходность давали, в основном, накопления в ВЭБе.

Проведенные в последнее время мероприятия по повышению качества регулирования и надзора за процессом инвестирования (акционирование, вхождение фондов в систему гарантирования пенсионных прав в ОПС), укрепили рынок и сделали его более устойчивым к кризисным явлениям.

Вероятно, это далеко не исчерпывающий список мифов о накопительной составляющей пенсионной системы. К аргументам, которые способны развенчать эти мифы, есть смысл добавить аргументы за целесообразность накопительной пенсии:

            - сегодня в стране более 4 млн. пенсионеров получили единовременные выплаты, десятки тысяч получают срочные и пожизненные выплаты, процесс запущен. Те, кто еще не успел назначить выплаты из накопительной системы тоже хотел бы это сделать. Важно обеспечить равенство прав всех граждан;

- более 22 млн. человек осознанно выбрали НПФ для формирования накопительной пенсии. По итогам 2013-2014 годов добавится еще 6 млн. Речь идет о 60% граждан 1967 года рождения и моложе, которые "проголосовали"за реальные живые и наследуемые деньги накопительной пенсии против пенсионных баллов страховой. С их мнением стоит считаться.

Для НПФ государством были разработаны новая системы регулирования в рамках новой организационно-правовой формы (АО) и система гарантирования сохранности пенсионных накоплений. Подавляющее большинство всех фондов уже прошли процедуру акционирования, а 24 фонда (84% активов рынка) уже присоединились к системе гарантирования. После получения временно "замороженных" средств пенсионных накоплений эти фонды сосредоточат в себе 90% всех накоплений. 

Закончить массив аргументов, как и статью о пенсионных накоплениях, было бы логично аргументами в пользу выбора пенсионных накоплений в составе будущей пенсии с позиции самих граждан. Тем более, сегодня эта тема особенно актуальна с учетом ограниченных сроков принятия решений. Согласно текущему законодательству, до 31 декабря 2015 года граждане имеют возможность выбрать один из двух вариантов пенсионного обеспечения: либо исключительно страховую пенсию, либо комбинацию страховой и накопительной. Если человек самостоятельно никакого решения не примет, оно будет принято за него: всех «молчунов» принудительно переведут на страховую пенсию.

Если коротко, то аргументы в пользу выбора накоплений представители фондов используют те же, что и прежде: это "живые" деньги на личном счете, а не эфемерные баллы, стоимость которых будет известна только в год выхода на пенсию каждого конкретного человека и будет зависеть от возможностей государственного бюджета. Плюс наследование, плюс возможность в случае небольших накоплений получить средства единовременно, либо в течение десяти лет в части средств, сформированных в рамках программы "софинансирования". И плюс еще доход от инвестирования.

Балльная система в страховой пенсии - черный ящик не только для простых граждан, но и для самих экспертов пенсионного рынка. До сих пор никто не знает методики, по которой рассчитываются пенсионные коэффициенты, позволяющие перевести баллы в рубли. Выходит, что мы живем при новой пенсионной системе, не зная, как она работает. Правительство опубликовало стоимость баллов, не объяснив, однако, каким образом были рассчитаны эти цифры. Никто не знает, сколько будет стоить 1 балл через год, не то что через пять лет. Эксперты, близкие к идеям разработчиков формулы утверждают, что коэффициент в текущем году не может стоить меньше рублей, чем он стоил в предыдущем, но есть ведь еще и фактор инфляции. В то же время нельзя исключать риск того, что у бюджета могут закончиться деньги на дофинансирование пенсий. Сформированные в рамках распределительной системы обязательства когда-то придется выполнять, и в условиях ухудшающейся демографии пока не совсем понятно, из каких источников планируется брать средства. Похоже, государством и был придуман механизм решения подобной проблемы за счет балансирующего эффекта новой пенсионной формулы, в рамках которой стоимость балла ежегодно рассчитывается исходя из количества денег, накопленных в системе, и общей суммы всех накопленных пенсионных баллов. Таким образом, балл в случае дефицита в системе просто будет стоить дешевле, что следует учесть будущим пенсионерам, которые сегодня (до конца 2015 года) в соответствии с требованиями законодательства должны выбрать, будет ли в будущем пополняться их счет в рамках накопительной пенсии, или все уйдет в распределительную систему с формированием на эту сумму условных пенсионных баллов.

            Таким образом, корень всех возможных претензий, предъявляемых сегодня к накопительной компоненте пенсионной системы лежит за пределами собственно ее полезности и эффективности. По факту, все аргументы противников пенсионных накоплений сводятся к поиску путей решения текущих проблем пенсионной системы, с тенденцией сведения к минимуму долгосрочных оценок развития ситуации в части будущих пенсий.

Скачать статью 

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 1 of 4 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№3 (23) июль-сентябрь 2015 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru