Дополнительные возможности для взаимодействия управляющих компаний и НПФ

Баранов Александр Вячеславович
заместитель ген.директора «Паллада ЭссетМенедмент», Председатель Комитета по аналитике и управлению рисками инфраструктуры РЦБ «ПАРТАД»
03.06.2014
 

Действующее российское законодательство в области негосударственных пенсионных фондов (НПФ) значительно ограничивает возможности размещения средств пенсионных резервов и полностью исключает самостоятельное инвестирование средств пенсионных накоплений НПФ.

 

Действующее российское законодательство в области негосударственных пенсионных фондов (НПФ) значительно ограничивает возможности размещения средств пенсионных резервов[1] и полностью исключает самостоятельное инвестирование средств пенсионных накоплений[2] НПФ. Отношения НПФ и управляющих компаний (УК) строятся на основании договоров доверительного управления (ДУ) и иных договоров, в зависимости от схемы работы НПФ на финансовом рынке. УК обязаны иметь лицензию на все виды деятельности, по которым они осуществляют операции со средствами пенсионных фондов. Помимо двух названых сторон: НПФ и УК, есть еще институт независимого контроля со стороны спецдепозитариев, которые проводят ежедневный контроль за соответствием инвестиционной деятельности УК и НПФ действующему законодательству[3].

При существующей практике неизбежны явные и скрытые конфликты интересов между НПФ (учредителями управления) и их контрагентами – управляющими компаниями. Эти противоречия проявляются и в момент принятия различного аппетита к риску со стороны УК и НПФ, и в части вознаграждения УК за полученный результат, и в части различной ответственности за возможный отрицательный инвестиционный доход в течение отчетного периода. Конфликтны между НПФ и их контрагентами из числа УК по результатам кризисного 2008 года были хорошо описаны в деловых СМИ. Стоит отметить, что эти бизнес-кейсы стали своеобразным катализатором для развития качества инвестиционной деятельности отечественной пенсионной индустрии.

Во-первых, это нашло свое отражение в изменении  законодательства: в 2009 году были внесены изменения в нормативные документы, определяющие состав и структуру инвестиционных портфелей НПФов как в части средств пенсионных накоплений, так и в части средств пенсионных резервов.

Во-вторых, были созданы юридические прецеденты в части рассмотрения конфликтов между НПФ и УК как в судебном, так и внесудебном порядке. Позднее это было заложено в практику подписания последующих договоров ДУ с учетом возможных юридических особенностей.

В-третьих, финансовый кризис  2008-2009 гг. стимулировал качественное улучшение управления рисками УК, связанных с инвестиционной деятельностью, а также создание в ряде крупнейших НПФ, таких как «Благосостояние», «Газфонд» и «Лукойл-Гарант» и др., служб риск-менеджмента.

Все выше перечисленное неизбежно проявилось и в контексте более тщательного отбора УК со стороны НПФ и в части более жестких требований со стороны управляющих к финансовым инструментам, в которые инвестировались средства пенсионных фондов. Со стороны лидеров доверительного управления – ведущих УК – был выстроен контроль за  рыночными и кредитными рисками соответствующих инвестиционных портфелей. Кроме того, управляющими был сделан учет рисков ликвидности, как отдельно взятых финансовых инструментов, так и инвестиционных портфелей в рамках соответствующих договоров доверительного управления с НПФ.

К настоящему моменту все конфликты между НПФами и УК, накопившиеся на стыке 2008-2009 гг., а также в последующие 2011 и 2012 годы, уже решены. Однако отношения между учредителями управления и управляющими уже не могут не учитывать возможный конфликт интересов двух сторон: НПФ и УК. Существование подобных конфликтных предпосылок, на мой взгляд, стоит скорее рассматривать как дополнительный стимул для развития пенсионной индустрии в части более взвешенных инвестиционных решений, так и в части дальнейшего развития управления рисками. В этих условиях именно эффективность работы УК, с одной стороны, и дополнительные компетенции УК, способные внести эффект добавленной стоимости  (дополнительного качества) процессу инвестирования пенсионных средств НПФ, с другой стороны, могут и должны стать основанием для отбора УК, а также стимулировать повышения качества инвестиционного управления.

После кризиса 2008-2009 гг. УК, инвестирующие средства НПФов, предпочитают проводить взвешенную и консервативную политику инвестирования, предполагающую совершение ограниченного числа внутридневных спекулятивных транзакций. Кроме того, в последние три года доля инвестиций в акции у большинства управляющих средствами НПФ крайне низка (по средствам пенсионных накоплений не более 10%). С учетом ограниченного списка допустимых финансовых инструментов для инвестирования средств пенсионных накоплений портфели управляющих имеют примерно одну и ту же структуру, и она близка к так называемой квазииндексной. Это не означает, что управляющие компании при управлении средствами пенсионных накоплений дублируют индекс, но состав портфеля и его структура близки к некоторому индексу, который может быть построен на основе допустимых финансовых инструментов.  Расхождение у управляющих лишь в долях тех или иных ценных бумаг в инвестиционном портфеле, средней дюрации долговых инструментов, а также в «точках входа» в инструменты. Таким образом, экстраполяция индекса пенсионных накоплений может показать неплохую картину от управления пенсионными накоплениями в целом. Хотя, для отдельно взятой УК, возможны отклонения от индекса плюс-минус 3-5% годовых. 

В этом отношении целесообразно привести примеры нетрадиционного подхода по взаимодействию УК и НПФ помимо стандартного договора доверительного управления, который и создает эту добавленную стоимость:

  • Ограничение рыночного риска НПФ через взаимодействие с УК,
  • Дополнительные механизмы управления кредитным риском НПФ со стороны УК,
  • Комплексная экспертиза УК в вопросах управления рисками НПФ,
  • Дополнительные услуги УК по повышению качества управления средствами НПФ.

1.Механизмы ограничения рыночного риска НПФ через взаимодействие с УК.

  • Во-первых, это использование со стороны УК производных финансовых инструментов в рамках разрешенных законодательством  для хеджирования рыночного риска. Подобные механизмы неоднократно уже описывались в специализированных СМИ[4], и поэтому я не буду  уделять этому особого внимания.
  • Во-вторых, в рамках отдельного договора ДУ с УК может организовать хеджирование рыночного риска и риска балансовой ликвидности НПФ по совокупному инвестиционному портфелю по всем УК. В России подобная практика пока не реализована, однако она нашла свое отражение в работе инвестиционных банков и пенсионных фондов в ряде европейских стран (Нидерланды, Норвегия, Бельгия, Франция, Швейцария, Великобритания). Так, отдельно взятый финансовый институт подписывает с пенсионным фондом специальный договор ДУ, основной целью которого является снижение волатильности финансовых результатов  пенсионного фонда по всему совокупному инвестиционному портфелю фонда. Нюансы подобного хеджирования могут быть различны и учитывать внутренние  параметры пенсионного фонда такие, как специальный «коэффициент финансирования»[5], так и сроки жизни пенсионного фонда. Помимо этого законодательство ряда стран позволяют пенсионным фондам вести отдельные инвестиционные портфели по группам их клиентов в зависимости от расчетных сроков выхода будущих пенсионеров на пенсию, и эта особенность так же может быть учтена в процессе вышеописанного хеджа.
  • В-третьих, в рамках управления рыночным риском как по одному инвестиционному, так и по совокупному портфелю по всем договорам, УК может проводить сценарный анализ и стресс-тестирование. И это может быть существенным подспорьем для инвестиционной стратегии НПФ.      

2.Дополнительные механизмы управления кредитным риском НПФ со стороны УК.

  • УК может в интересах НПФ провести свою кредитную экспертизу (на основе собственных методик и внутренних кредитных) по оценке кредитного качества эмитентов облигационного долга, а также коммерческих банков, в депозиты которых могут быть инвестированы средства НПФ. Следует отметить, что подобная экспертиза может быть востребована со стороны НПФ, так как НПФ имеет право самостоятельно размещать средства пенсионных резервов в депозиты коммерческих банков. И если сейчас регулятором принят узкий перечень банков, в депозиты которых могут быть инвестированы средства пенсионных накоплений, то подобного ограничения списка банков, допустимых для размещения  пенсионных резервов пока нет.
  • При управлении рыночным риском УК может проводить сценарный анализ и стресс-тестирование в контексте управления кредитным риском. И это также может быть существенным подспорьем для инвестиционной стратегии НПФ в части улучшения качества инвестиционных решений и инвестиционной стратегии НПФ.

3.Комплексная экспертиза УК в вопросах управления рисками НПФ 

  • УК, имеющая эффективную службу риск-менеджмента, может дать НПФ рекомендации в рамках компетенции рисковиков УК по созданию специализированной службы управления рисками НПФ. А это позволит снизить временные и материальные издержки НПФ.
  • Для улучшения качества инвестиционной деятельности НПФ целесообразно провести унификацию регламентов УК и НПФа, связанных с договорными отношениями между ними в процессе инвестирования средств НПФ. В частности, это может касаться таких документов, как  внутренний регламент УК по совершению операций со средствами НПФ, регламенты УК и НПФ по управлению кредитным и рыночными рисками в процессе инвестирования пенсионных средств, регламенты по управлению рисками ликвидности инвестиционного портфеля в рамках договора ДУ. Это касается и унификации отчетности по договорам ДУ между УК и НПФ и других процедурных вопросов. Помимо этого можно наладить дополнительный контроль и ограничение операционных рисков, связанных со взаимодействием УК и НПФ в процессе инвестирования через Проспект управляющего и  Трехсторонний договор НПФ-УК-спецдепозитарий.
  • УК, основной контрагент НПФ, может предложить НПФу выработать различные инвестиционные стратегии, в том числе и в рамках модели «Ядро-Сателлиты». В этом случае НПФ может быть важна помощь УК-Ядра инвестиционного процесса по выбору УК-сателлитов, наиболее эффективным образом удовлетворяющим целям инвестиционной стратегии и политики НПФ.

4.Дополнительные  услуги УК в части повышения качества управления НПФ.

  • УК может провести для НПФ экспертизу сложных инвестиционных продуктов (например, CLN[6], эти финансовые инструменты допустимы для размещения в них средств пенсионных резервов НПФ). В данном вопросе УК может снизить издержки НПФ в части качественной оценки сложных финансовых инструментов.
  • УК может предоставить НПФ свои компетенции по ЗПИФ, например, в рамках инвестиционного комитета при ЗПИФ для квалифицированных инвесторов (члены инвесткомитета ЗПИФ обладают правом вето по блокированию тех или иных транзакций, которые могут привести к потере части имущества НПФ).
  • Представительство сотрудников УК в советах директоров дочерних и зависимых обществ НПФ поможет решить ряд юридических вопросов, избавляющей НПФ от ненужной аффилированности.
  • Возможны консолидированные действия (позиция) УК и НПФ при представлении интересов в качестве акционера и/или кредитора.
  • УК может представить НПФу свою юридическую экспертизу при работе с токсичными активами, имеющимися в составе инвестиционных портфелей.

Выводы. Не только имеющиеся законодательные ограничения на инвестиционную деятельность НПФ дают основания для востребованности УК - контрагентов НПФ. Изложенные в статье возможности дополнительного взаимодействия между НПФ и УК позволяют качественно усилить управление рисками в процессе инвестиционной деятельности НПФа, а также улучшить саму инвестиционную деятельность НПФ.

 

Материал опубликован в редакции автора.



[1] Федеральный закон №75-ФЗ от 07.05.1998г. «О негосударственных пенсионных фондах» и Положение Правительства РФ №63 от 01.02.2007г. «О размещении средств пенсионных резервов НПФ и контроля за их размещением».

[2] Федеральный закон №111-ФЗ от 24.06.2002г. «Об инвестировании средств пенсионных наокплений части трудовой пенсии в РФ».

[3] Федеральный закон №75-ФЗ от 07.05.1998г. «О негосударственных пенсионных фондах» и Федеральный закон №111-ФЗ от 24.06.2002г. «Об инвестировании средств пенсионных наокплений части трудовой пенсии в РФ».

[4] Например, РЦБ, декабрь 2012. Ю. Ильин: «Новые возможности НПФов»

 

[5] В соответствии с Liability Driven Invtstments (LDI), учитывающим согласование денежных потоков по притоку средств и доходности от управления к будущим обязательствам, можно говорить о таком нормативе, как «коэффициент финансирования». Он законодательно установлен в Нидерландах для деятельности частных пенсионных фондов. В рамках требований LDI риск-менеджмент НПФа помогает решать разные задачи: (1) управление рисками для сохранения капитала; (2) управление рисками для стабилизации коэффициента финансирования. Второй подход требует учитывать не только финансовые риски и операционные риски, связанные с процессом инвестирования, но и актуарные риски. Специфическое российское законодательство, делавшее до последнего времени упор на краткосрочную безубыточность активов, сводило на нет применение международного опыта, позволяющего управлять рисками по второму варианту, и загоняло российские НПФы в ловушку излишней консервативности (что в свою очередь сказывалось на инвестиционных результатах последних 3 лет). 

[6] Кредитная нота (CLN — англ. Credit-linked note) — финансовый инструмент, аналогичный облигации, вид облигации, привязанной к кредитному договору. С её помощью банк получает возможность управлять кредитными рисками путем рефинансирования выданного кредита и передавать связанные с ним риски третьим лицам — инвесторам.

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 1 of 3 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№3 (19) июль-сентябрь 2014 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru