Негосударственные пенсионные фонды: пятнадцать лет надежд и разочарований

Алехин Михаил Ильич
Главный редактор журнала «Пенсионные фонды и инвестиции»
04.06.2012
 
Пенсионная реформа в России началась 16 сентября 1992 года. В этот день был подписан Указ Президента Российской Федерации «О негосударственных пенсионных фондах», который заложил правовую базу для создания принципиально нового и важного элемента пенсионной системы. С тех пор прошло пятнадцать лет.
 

Из архивов журнала «Пенсионные фонды и инвестиции» №6 (36) - 2007.

Редакция журнала

 

По историческим меркам это незначительный срок и не юбилейная дата. Однако для нашей страны, которая пе­режила революционные преоб­разования и потрясения во всех сферах жизни, это целая эпоха в судьбах людей, коренным об­разом изменившая условия су­ществования пенсионеров.

В данной статье излагаются сведения о событиях, которые, по мнению автора, оказали существенное влияние на резуль­таты деятельности негосудар­ственных пенсионных фондов (НПФ), на ход реформы всей пенсионной системы.

Они могут представлять интерес в связи с тем, что на различных этапах реформирования принималось немало противоречивых, неод­нозначно оцениваемых и сегод­ня в пенсионном сообществе поступков властей и участников рынка пенсионных услуг.

Вначале напомню о ситуа­ции в пенсионной сфере, пред­шествующей принятию Указа о НПФ. Нет смысла углубляться в далекие времена до Октябрь­ской революции 1917 года, ког­да существовали различного рода пенсионные кассы, а также комментировать общеизвест­ные достоинства и недостатки советской государственной пен­сионной системы.

Поиск путей модернизации такой системы начался в конце 80-х годов прошлого века в свя­зи с проводимыми тогда преоб­разованиями в экономике и со­циальной сфере. В то время бы­ли приняты решения о введении в нашей стране (тогда еще СССР) дополнительного добровольного пенсионного страхования.

С января 1988 года поста­новлением Совмина СССР и ВЦСПС было введено формиро­вание пенсий на паритетной ос­нове за счет средств граждан и государственного бюджета. Дополнительная пенсия (не бо­лее 50 рублей в месяц) должна была выплачиваться пожизнен­но после достижения пенсион­ного возраста и при условии уп­латы страховых взносов.

Эта система просущество­вала недолго. В 1992 году в свя­зи с «кончиной» СССР было принято решение о прекраще­нии такого рода страхования.

Примерно на тех же принципах предполагается осуществлять формирование дополнительной пенсии гражданами, доброволь­но вступившими в правоотноше­ния по обязательному пенсион­ному страхованию с государ­ственным софинансированием пенсионных накоплений.

Закон о пенсионном обеспе­чении граждан СССР от 15 мая 1990 года предоставлял работникам право заключать дого­вора добровольного страхова­ния дополнительной пенсии. При этом предприятия и органи­зации могли возмещать работ­никам за счет средств, предна­значенных на оплату труда, пол­ностью или частично взносы, уплаченные ими по договорам добровольного страхования до­полнительной пенсии.

8 декабря 1990 г. принято постановление Совета Минист­ров СССР о создании Страхового пенсионного фонда работников науки, финансовую основу кото­рого должны были составлять добровольные личные взносы, а также взносы предприятий. Минфину поручалось подгото­вить предложения о предостав­лении этому фонду дополни­тельных льгот по налогам.

Указанные мероприятия и другие решения того времени по объективным и субъективным причинам оказались нежизнес­пособными, но не бесполезны­ми. В процессе реализации их инициаторы и исполнители, а также представители органов государственной власти пришли к пониманию необходимости создания общегосударственной системы дополнительного негосударственного пенсионного обеспечения, адаптированной к изменившимся условиям в стране.

В связи с проведением ра­дикальной экономической ре­формы и необходимостью социальной защиты населения в ус­ловиях перехода к рыночным отношениям распоряжением Правительства РФ от 21 ноября 1991 г. была образована комис­сия по разработке порядка со­здания и правового функциони­рования НПФ.

Комиссии поручалось в кратчайшие сроки подготовить проект указа Президента РФ по этому вопросу. Поручение было исполнено быстро и качествен­но. Уже 5 декабря того же года проект этого документа Прави­тельство РФ направило соответ­ствующим органам законода­тельной и исполнительной влас­ти на заключение.

С несущественными по­правками окончательный текст Указа о НПФ был подписан 16 сентября 1992 года. С этого момента началась новая страни­ца в истории развития отечест­венной пенсионной системы.

Чтобы понять значимость этого события, следует напо­мнить о плачевной ситуации, в которой в начале 90-х годов прошлого века оказалась подав­ляющая часть населения Рос­сии, и особенно пенсионеры.

В 1992 году реальный раз­мер пенсии (с учетом небывало высокой годовой инфля­ции — 2100%) составил лишь 52% от уровня предыдущего го­да. Сразу обесценились и без того скромные сбережения граждан. Многие лишились ра­боты и заработков. Без денег остались учреждения социаль­ного обслуживания населения.

Созданные в то время фон­ды социальной поддержки насе­ления не дождались в обещан­ных властями объемах денег КПСС, доходов от приватизации и других поступлений. Кредиты МВФ и других международных организаций исчезали бесслед­но. Недостаточной оказалась гу­манитарная помощь от других государств, ничтожными — по­дачки Армии спасения и других миссионеров, наводнивших в то время Россию.

Большинство предприятий простаивало. А те, что работали, считали зазорным платить налоги. Поэтому многократно (в реальном исчислении) сокра­тились и отчисления в пенсион­ный фонд. Люди, разбираю­щиеся в политике и экономике, быстро поняли, что преодолеть такую разруху в стране и нала­дить нормальное функциониро­вание пенсионной системы удастся не скоро. Поэтому надо срочно искать пути выхода из такой сложнейшей ситуации.

В этих условиях, а также учитывая логику социально-эко­номического развития страны в рыночных условия, нужно бы­ло форсировать создание НПФ. Конечно, они не могли бы­стро улучшить материальное по­ложение пенсионеров, но дава­ли трудоспособному населению надежду на обеспечение без­бедной старости.

В развитии такого нового социально-финансового инсти­тута объективно были заинтересованы также и государство и бизнес. Дополнительное пен­сионное обеспечение уменьшало нагрузку на государственную пенсионную систему и снижало социальную напряженность в обществе. А «длинные» пенси­онные деньги, аккумулируемые НПФ, при нормальной организа­ции дела являются эффектив­ным финансовым ресурсом для развития экономики и получения предпринимательского дохода.

Правительство РФ поручи­ло Министерству социальной защиты населения РФ подгото­вить, с участием других минис­терств и ведомств, проекты до­кументов, предусмотренные Указом о НПФ. Для исполнения этого поручения при Министер­стве была создана межведом­ственная рабочая группа, кото­рая подготовила пакет проектов решений федеральных законо­дательных и исполнительных органов власти:

 о налогообложении в сис­теме НПО (по схеме ЕЕТ!);

об использовании прива­тизационных чеков в качестве взносов в НПФ;

положений о НПФ, об Ин­спекции НПФ, о компаниях по управлению активами НПФ, о Межведомственной комиссии по оценке рисков инвестиций НПФ, о минимальном уровне рентабельности компаний по управлению активами НПФ, примерного договора между НПФ и страхователем, договора на управление активами НПФ. Эти документы были доработа­ны правительственным аппара­том и представлены на подпись.

Однако юридическая экс­пертиза установила, что поста­новлением Правительства РФ их утверждать нельзя. Требует­ся решение на уровне феде­рального закона. Очевидно, что на разработку нескольких таких сложных законопроектов и при­нятие их нужно немало лет. По­этому возник правовой вакуум, который сохранялся до принятия закона о НПФ в мае 1998 года.

Именно этот этап в разви­тии НПО можно считать самым трудным для всех его участни­ков. Лишь в конце 1994 года бы­ло утверждено положение об Инспекции НПФ, а в августе 1995 года положение о деятель­ности НПФ и компаний по управлению их активами. Поэто­му процесс учреждения и дея­тельности НПФ пошел неуправ­ляемо. Выдаваемые Министер­ством социальной защиты насе­ления РФ и территориальными органами власти временные разрешения на деятельность по НПО не могли обеспечить един­ство правовых и организацион­ных основ их деятельности.

За короткий срок были со­зданы сотни организаций, в на­именовании которых присутствовали слова «негосудар­ственные пенсионные фонды». Они учреждались как некоммерческие организации, акционер­ные общества и в других орга­низационно-правовых формах.

Немало фондов собиралось за­ниматься не только выплатами дополнительных пенсий, но и оказывать медицинские, обра­зовательные и другие услуги, участвовать в популярных тогда схемах «оптимизации» налого­обложения.

Большинство пенсионных фондов все же придерживалось в своей деятельности принци­пов, заложенных в Указе о НПФ, работало надежно и эффектив­но. Каких-либо серьезных скан­далов на всю страну, подобных случавшимся тогда часто с фи­нансовыми компаниями, не бы­ло. Случайно попавшие на этот рынок фонды исчезали бесшум­но, поскольку граждане свои кровные деньги туда не вноси­ли. Плательщиками пенсионных взносов в НПФ были в основ­ном юридические лица, которые и учреждали этот фонд.

С созданием Инспекции НПФ и принятием ряда норма­тивных документов появилась возможность государственного регулирования деятельности фондов. При этом особое вни­мание уделялось выполнению НПФ определенных требований, соблюдению ими интересов граждан.

Для формирования полно­ценной правовой базы необхо­димо было по возможности бы­стрее принять закон о НПФ. Од­нако в процессе его подготовки возникало много объективных и субъективных препятствий. Госдума РФ трижды отвергала законопроект в первом чтении. Заблокировал принятие закона и Совет Федерации. Слишком большим оказался разброс мне­ний по некоторым принципиаль­ным вопросам формирования системы НПО. При этом явно просматривался конфликт инте­ресов лиц, представлявших в парламенте различные полити­ческие и финансовые группы.

В результате длительных и сложных дебатов в парламент­ской согласительной комиссии удалось принять этот закон в мае 1998 года. Из-за вынужден­ных компромиссных решений закон получился не идеальным, но достаточным для того, чтобы успешно разрешать возникшие в последующем правовые кол­лизии.

Вскоре после принятия это­го закона в России произошел августовский (1998 года) де­фолт с большими финансовыми потерями у НПФ. Вместо помо­щи, которая тогда была оказана Правительством РФ некоторым держателям ГКО, для НПФ был установлен дискриминацион­ный режим обмена принадлежа­щих им ГКО на новые государ­ственные ценные бумаги. В от­носительно короткие сроки по­чти все фонды оправились от последствий кризиса и смогли улучшить количественные и ка­чественные показатели разви­тия системы НПО.

Несмотря на отсутствие на­логовых и других форм стиму­лирования, неблагоприятный инвестиционный климат и нали­чие других нерешенных проб­лем, НПФ в последующие годы развивались стабильно высоки­ми темпами. В настоящее время они занимают достойную нишу в пенсионной системе и на рын­ке коллективных инвестиций.

За девять месяцев 2007 го­да средний размер выплат у од­ного миллиона получателей составил в этих фондах 1109 руб­лей в месяц при средней госу­дарственной пенсии в сентябре этого же года в размере 3 111 рублей. Это уже немало. Отдельные участники, в зависи­мости от выбранной пенсионной схемы и перечисленных в НПФ взносов, получают сегодня и 2, и 5, и более 10 тысяч рублей в месяц. Численность таких счаст­ливчиков будет возрастать по мере наступления сроков пер­вой выплаты пенсии остальных 6 млн. участников. Общая сумма пенсионных резервов, то есть средств, предусмотренных на выплату пенсий, составила за 9 месяцев 2007 года 443,4 млрд. рублей.

Кроме того, государство предоставило НПФ возмож­ность участвовать в формирова­нии гражданами накопительной части трудовой пенсии. Свой выбор в пользу НПФ сделали 1,9 млн. человек, пенсионные накопления которых за 9 меся­цев 2007 года составили 25,6 млрд. рублей.

Конечно, по мировым мер­кам отечественная система НПО выглядит весьма скромно. При этом более половины от об­щей суммы пенсионных резер­вов принадлежит лишь одному НПФ «ГАЗФОНД». По объему финансовых ресурсов многие зарубежные пенсионные фонды в отдельности многократно пре­вышают накопления всех рос­сийских НПФ. В этом ничего удивительного нет.

Наша система НПО нахо­дится еще в «младенческом» возрасте. В первые годы она росла в условиях глубочайшего экономического кризиса, по­следствия которого негативно сказываются на развитии фон­дов до настоящего времени. От­сутствовала должная поддерж­ка законодательными и испол­нительными органами власти. В многочисленных правительст­венных программах и планах декларировалась необходи­мость содействия развитию НПФ. Однако хорошие слова редко воплощались в конкрет­ные дела.

Последняя пенсионная ре­форма открыла НПФ доступ к участию в формировании нако­пительной части трудовой пен­сии в системе обязательного пенсионного страхования. По общеизвестным причинам подав­ляющая часть зарегистрирован­ных лиц все еще остается в «молчунах». А успехи ряда НПФ по привлечению к себе клиентов с пенсионными накоплениями из лагеря «молчунов» достигну­ты главным образом за счет ис­пользования административного ресурса корпораций, работники которых являются участниками этого же фонда в системе добровольного негосударственного пенсионного обеспечения. Здесь есть о чем подумать, что надо сделать, чтобы как можно боль­ше «молчунов» захотело фор­мировать накопительную часть пенсии в НПФ.

После завершения парла­ментских и президентских выбо­ров намечено активизировать работу по совершенствованию пенсионного законодательства. Продолжится доработка проекта федерального закона «О допол­нительных страховых взносах на накопительную часть трудо­вой пенсии и государственной поддержке формирования пен­сионных накоплений», принято­го Госдумой РФ в первом чте­нии 14 ноября 2007 г. Планиру­ется также принять закон «О профессиональных пенсион­ных системах». Его должны были ввести в действие не­сколько лет назад в пакете с ос­новными действующими сейчас законами по пенсионной ре­форме.

Оба этих закона могут со­здать условия для значительно­го расширения поля деятельнос­ти НПФ, наращивания финансо­вых ресурсов за счет дополни­тельных страховых взносов граждан на накопительную часть трудовой пенсии гражданами, добровольно вступившими в правоотношения по обязатель­ному пенсионному страхованию, а также взносов государства на софинансирование формирова­ния пенсионных накоплений.

У пенсионных фондов есть основания рассчитывать на по­ступление к ним определенной части взносов работодателей в профессиональные пенсионные системы. Возможно, бизнес-сообщество самостоятельно или по подсказке вернет хотя бы часть законно присвоенных средств от снижения единого социального налога. Их разумно было бы направить на дополни­тельное пенсионное обеспече­ние в НПФ. Не исключено, что государство или граждане пред­ложат фондам оказывать новые дополнительные пенсионные услуги.

Перспективы развития сис­темы НПФ во многом будут оп­ределяться эффективностью функционирования государ­ственной пенсионной системы, ее возможностями удовлетво­рять текущие и долгосрочные запросы населения.

Практически во всех про­граммах политических партий, участвовавших в последних парламентских выборах, предусма­тривались обещания увеличить в ближайшей перспективе соотношение между размерами пен­сий и зарплат до 40—100 про­центов. Цель благородная, но трудноразрешимая.

Очень простой и достаточно точный расчет показывает, что для достижения заветной цели до 40% в 2008 году понадоби­лось бы где-то изыскать допол­нительно более триллиона руб­лей в расчете на год, с последу­ющим ежегодным ростом этой суммы.

Такой «заначки» у государ­ства нет. А если бы она вдруг «свалилась с неба» и деньги были бы розданы пенсионерам, то радость их длилась бы не­долго из-за инфляции. Учиты­вая реальные социально-эконо­мические условия, потребуется немало лет при благоприятной обстановке для того, чтобы ко­эффициент замещения достиг в России размеров, рекомендо­ванных международными орга­низациями.

О реальном размере пенсий незаслуженно мало говорят и пишут. Динамика этого показателя, представленная на ри­сунке, наглядно демонстрирует: с чего начинали, как продвигались и к чему пришли. Начали плохо. По истечении первого го­да рыночных преобразований на среднюю пенсию можно бы­ло купить товаров и услуг (при их изобилии) почти в два раза меньше, чем годом раньше при всеобщем дефиците.

На следующий год начали «выползать» из провала, но за­тем опять продолжили падение, которое завершилось после де­фолта в августе 1998 года. В 1999 году реальный размер пенсии составлял только 31% по сравнению с 1991 годом.

После этого этот показатель стабильно улучшался и, по пред­варительным отчетным данным составил в 2007 году 74% по сравнению с 1991 годом. Дости­жение не выдающееся. Чтобы сравняться с дореформенным уровнем, потребуется еще семь лет при условии, что реальная пенсия будет увеличиваться по 4% в год. Для осуществления даже такой скромной цели потребуется мобилизация значи­тельных финансовых ресурсов.

Рассмотренные выше «до­стижения» и перспективы ска­зались на результатах всероссийского социологического ис­следования на тему: «Отноше­ние населения к системе пенсионного обеспечения и хода ее модернизации», проведенного по заказу ПФР.

Лишь 6% респондентов (от­ветивших на вопросы анкеты) отметили положительные изменения, а 82% не осознали сте­пень влияния реформы на свое материальное положение. 6% респондентов-пенсионеров увере­ны, что пенсии будет достаточно для поддержания достойного уровня жизни. Оценивая пер­спективы пенсионной реформы, 18% респондентов настроены оптимистично, а 21% не смогли дать никаких оценок относи­тельно роли реформы в буду­щем. Организаторы данного со­циологического исследования отмечают, что оптимистов стало больше обольщаться этим пока преждевременно.

Представленные на рисунке данные свидетельствуют о ре­зультатах развития обязатель­ного государственного пенсион­ного страхования. При этом не учитывались выплаты в системе негосударственного пенсионно­го обеспечения. К сожалению, суммирование этих пенсий практически не оказало бы за­метного влияния на улучшение тенденции развития всей пенси­онной системы.

В процессе обоснования по­ложений Указа о НПФ, а также предусмотренных в нем решений Правительства РФ и других документов учитывался опыт функционирования частных пенсионных систем в странах с развитыми рыночными отно­шениями. В правительственных и ведомственных рабочих груп­пах плодотворно работали вы­сококвалифицированные экс­перты Британского правительст­венного фонда «Know-How», ко­миссии Европейского Союза по программе TACIS», Всемирного Банка, других авторитетных ор­ганизаций. Эти эксперты, в отличие от зарубежных консуль­тантов по приватизации госу­дарственной собственности, формированию финансовых ин­ститутов и некоторым другим вопросам реформирования экономики России, ничего плохого не советовали.

Наоборот, они рекомендо­вали нашим правительственным органам проявлять осторож­ность в процессе принятия от­ветственных решений, тщатель­но учитывать распределение рис­ков, предусматривать меры по обеспечению гарантий сохран­ности пенсионных средств, из­бежать повторения ошибок ре­формирования пенсионных сис­тем в других странах.

В результате конструктив­ного диалога совместными уси­лиями удалось избежать приватизации всей пенсионной систе­мы, принятия других авантюр­ных предложений, которых тогда было в избытке. С учетом российских реалий было пред­ложено осуществлять реформу на основе рационального соче­тания распределительного и на­копительного элементов пенси­онной системы.

Представители органов власти, руководители НПФ и другие лица, причастные к ре­форме пенсионной системы, для изучения опыта посещали страны, где были реализованы аналогичные пенсионные проек­ты. Не все командировки по раз­ным причинам были результа­тивными. Сегодня уже мало кто восхищается «достижениями» в пенсионной сфере Чили, Ар­гентины и ряда других госу­дарств, недавно считавшихся образцовыми.

Почти все страны, входя­щие в первую мировую десятку по уровню развития экономики, вдруг тоже решили модернизи­ровать свои пенсионные систе­мы, объясняя это ухудшением демографической ситуации. Старение населения, конечно, увеличивает нагрузку на пенси­онные бюджеты. Но не в такой же степени, чтобы предсказы­вать катастрофические послед­ствия его для всей экономики.

Доминирующее положение этой группы стран в процессе глобализации мировой экономики позволяет им без особого напряжения изыскивать финан­совые ресурсы для поддержания в течение многих лет пенси­онного обеспечения на достиг­нутом высоком уровне.

Разговоры о кризисе пенси­онных систем под влиянием ста­рения населения являются, по моему мнению, лишь пово­дом для объяснения разворота в социальной политике и не только по отношению к пенсио­нерам. Политики утверждают, что социальные государства За­падной Европы, где высоки пен­сии, зарплаты бюджетникам и выплаты по программам соци­ального вспомоществования, становятся в глобальной эконо­мике не конкурентно способны­ми по сравнению с другими го­сударствами, не отягощенными социальными обязательствами.

Поэтому в целях снижения государственных затрат наряду с другими мероприятиями осуществляется отмена или умень­шение ряда пенсионных льгот и иных социальных обяза­тельств. Одновременно прини­маются меры по усилению и стимулированию личной от­ветственности граждан за свое материальное благополучие в случаях потери заработка.

Нововведения в зарубеж­ных пенсионных системах долж­ны тщательно изучаться, чтобы не было «слепого» копирования или непродуманного заимство­вания их в процессе устранения недоработок и ошибок, допу­щенных отечественными ре­форматорами, а также при реа­лизации намеченных мероприя­тий по модернизации пенсион­ной системы.

 

Скачать статью

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 2 of 3 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№ 3 (11) июль-сентябрь 2012 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru