Как я выбирал фонд

Угодников Константин Владимирович
Экономический обозреватель журнала "Итоги"
05.03.2014
 

Идея, что так называемые «молчуны» не хотят участвовать в накопительной системе, выдвинутая в прошлом году чиновниками так называемого «социального блока», явно ложная. Во всяком случае, судить об этом только потому, что эти люди до сих пор не доверили свои накопления негосударственным фондам и управляющим компаниям, можно лишь с натяжкой. 

 

Ведь причины этого могут быть самыми разными. В том числе и недоверие к самим НПФ, которые пока, надо сказать, не отличаются большой прозрачностью. Мало кто из них показывает своим клиентам что-либо кроме доходности по их пенсионным счетам. А о структуре их инвестиционных портфелей можно судить лишь косвенно. Однако сама жизнь расставила все на свои места. Как только в правительстве заговорили о том, что работодатели «молучнов» вообще не будут перечислять в счет их накоплений средства из фонда заработной платы, если они останутся под крылом государственной управляющей компании, как в НПФ образовались очереди из желающих написать заявление и довериться частникам. Теперь под управлением негосударственных фондов находятся пенсионные счета большинства работающих россиян. Среди них оказался и обозреватель «Итогов», доверивший свой счет негосударственному пенсионному фонду только в августе прошлого года.

Да, я был «молчуном». Но «молчуном» сознательным. То, что я не переводил свой накопительный пенсионный счет в частную компанию, не говорило о том, что меня совсем не интересовало, что с ним происходит. Просто меньшую доходность, показываемую ВЭБом, я предпочитал тем рискам, которые могут быть связаны с вложением моих средств в более рискованные ценные бумаги, как это делают НПФ. Однако когда я понял, что с 2014 года, если я и дальше буду доверять государству, то по выходе на пенсию буду получать только ту пенсию, которую мне соблаговолят назначить чиновники, я решил подстраховаться и, наконец, сделать выбор. И он был непростым не только потому, что фондов много, а я один. Но и потому что само государство решило мне его максимально усложнить. Оно делало все, лишь бы я остался «молчуном». Убеждало меня, что НПФы проедают средства пенсионеров, что в них никто не застрахован от потерь. Наконец, пошли разговоры, что все фонды заставят акционироваться. А значит, не все из них останутся на рынке. И аккумулированные в них счета вернутся обратно в государственную управляющую компанию. Поэтому при выборе фонда мне предстояло решить как минимум три задачи.

  1. Выбрать фонд, который не только показывает хорошую доходность, но и является достаточно надежным, чтобы я был уверен, что в случае получения убытков он компенсирует их мне из собственных средств (ИОУД), а не переложит на мой накопительный счет.
  2. Выбрать такой фонд, который действительно согласится с акционированием и войдет в создаваемую систему гарантирования. А значит, переживет не только нынешнее правительство, но и меня самого. Хотя, не скрою, жить я собираюсь еще долго.
  3. Этот фонд должен иметь таких владельцев, что в случае чего, мне не придется их искать.

Работа эта оказалась сложной. Для этого пришлось не только тщательно изучить действующее законодательство о негосударственных пенсионных фондах, но и разобраться, как на них повлияют те изменения, которые собирается вносить в него государство. И чтобы как-то облегчить работу, я выделил для себя несколько критериев, которым и должен был соответствовать фонд, чтобы я доверил ему свои надежды на достойную старость.

  1. Это должен быть обязательно крупный фонд или крупная управляющая компания, которые давно существуют на рынке. У нее должно быть известное имя, хороший результат по управлению средствами пенсионных накоплений в прошлом периоде. (Но ни в коем случае не в годовом. Не сравнивайте годовой результат с годовой инфляцией. Это глупо).
  2. Если я выбираю  НПФ, а не Управляющую компанию, то нужно внимательно посмотреть на соотношение у нее пенсионных знаков и пенсионных резервов. Поясню, что это такое. Пенсзнаки - это те самые накопительные счета, которыми управляет НПФ. То есть, накопительная пенсия. Так ее называют на своем сленге сами работники негосударственных пенсионных фондов. Пенсрезервы - это пенсии. Но корпоративные. Это деньги, которые откладывают для своих работников компании, учредившие НПФ. Меня они не касаются. Но для себя я решил, что если соотношение пенсрезервов и пенсзнаков в фонде будет оптимальным, то он обязательно будет акционироваться.

В итоги я остановился на выборе именно негосударственного пенсионного фонда. И хотя мои друзья-финансисты говорили мне, что для крупного фонда соотношение пенсзнаков и пенсрезервов не столь существенно, если судить о его надежности, этот критерий я тоже оставил с прицелом на будущее. Все-таки я инвестор консервативный. И перестраховаться для меня, особенно если речь идет о моем будущем, важнее.

Но я еще и поклонник поэта Сергея Есенина. «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии», но посмотреть в лицо фонду все-таки стоит. Поэтому, отобрав три крупных фонда я отправился к ним в офисы. Хотя бы для того, чтобы увидеть, И не как отремонтирован офис, а что за люди там сидят. Как они общаются с клиентами, насколько точно и терпеливо отвечают на мои вопросы, даже самые глупые. Не обещают ли они мне «золотые горы». Если нет, то им стоит доверять. Наконец, свой фонд я выбрал. Переводить деньги из него в будущем в другой фонд не хочу. Сделаю это только в том случае, если почувствую риски сохранности моих накоплений. Но пока я вижу, что их мне создает государство, а не сами пенсионные фонды. И это самое печальное.

 

Скачать статью

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 1 of 3 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№2 (18) апрель-июнь 2014 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru