Сбалансированная пенсионная система: критический анализ предлагаемых решений

Аранжереев Михаил Михайлович
Советник по негосударственному пенсионному обеспечению НПФ «Алмазная осень»
20.02.2013
Хмелевская Светлана Анатольевна
профессор кафедры философии естественных факультетов МГУ им. М.В. Ломоносова
20.02.2013
 
Понятен интерес исследователей к разработке подходов реформирования российской пенсионной системы. Нельзя не согласиться и с тем, что проблема ее сбалансированности является одной из центральных.
 

По сути, нынешний этап реформирования пенсионной системы во многом был детерминирован именно несбалансированностью последней. Причем финансовая несбалансированность - проблема, которая имеет место и в пенсионных системах экономически развитых стран (о чем говорят все увеличивающиеся расходы их бюджетов на дотации для выплат пенсий), и которая заставляет правительства этих стран принимать меры по ограничению первоначального размера пенсий.

 

Рассмотрим один из вариантов сбалансированной пенсионной системы, предложенный в работе В.Е.Васина1. Трудно не согласиться с автором, что предлагаемые варианты реформирования пенсионной системы носят во многом частный характер. Единой концепции такого реформирования, действительно, нет. Предложенную Стратегию долгосрочного развития этой системы Министерством труда и социальной защиты РФ2 также нельзя назвать законченной концепцией, поскольку в ней отсутствует одна из главных составляющих любой пенсионной системы - расчетная пенсионная формула. В силу этого трудно утверждать о сбалансированности или несбалансированности предлагаемого варианта пенсионной системы.

В.Е.Васин в первой главе работы пишет, что «основы действующей в России пенсионной системы были заложены во времена Советского Союза». Этот тезис нуждается в уточнении. В бытность СССР страховой пенсионная система была лишь по форме, а по сути это была распределительная система. Только в ноябре 1990 года, т.е. практически за год до распада СССР, вступил в силу действительно новый для отечественного пенсионного законодательства закон, а именно Закон РСФСР «О государственных пенсиях в Российской Федерации»3.

Трудно утверждать, что в течение всего времени существования системы обязательного пенсионного страхования (ОПС) она была несбалансированной. Во-первых, страховой тариф постоянно менялся и был период, когда он был близок к оптимальному (в то время он составлял 28%), но давление бизнеса на правительство заставило снизить тариф, и система сразу стала несбалансированной. Во-вторых, о сбалансированности ОПС можно утверждать только тогда, когда сумма поступающих на ОПС взносов покрывает сумму пенсионных выплат. На протяжении длительного времени система ОПС перегружена выплатами, которые не имеют непосредственного отношения к пенсионным выплатам. В-третьих, существует значительное число категорий получателей досрочных пенсий, которые также выплачиваются, говоря словами автора работы, из «общего котла» солидарной части системы ОПС, но которые не обеспечены поступающими за таких работников пенсионными взносами.

Далее автор пишет, что «реформа 2012 года, предлагаемая Правительством, принципиально ничего не меняет в основах пенсионной системы (ПС). Сохранение уравнительного подхода, «общего котла» и повышенная нагрузка на работодателя через несколько лет потребует новой коррекции ПС». То есть фактически В.Е.Васин предлагает отойти от распределительной модели пенсионной системы, поскольку именно при ней возникает «общий котел», и перейти к чисто накопительной. Тогда автору стоит вспомнить, что и накопительные модели «страдают» не менее тяжелыми «болезнями». Поэтому в большинстве развитых стран создана смешанная распределительно-накопительная модель.

Автор приводит шесть принципов, которые выработаны в странах ОЭСР, в отношении идеальной пенсионной системы. Так, он пишет, «пенсионная система должна быть финансово устойчива, она должна финансироваться только из вкладов и налогов». В таком случае отечественную пенсионную систему можно считать финансово устойчивой, так как она финансируется за счет страховых взносов и дотаций (которые то же формируются из наших налогов).

Идеальная система должна содержать, продолжает В.Е.Васин, «и распределительную (солидарную) часть (а как же «общий котел», против которого выступает автор?), и накопительную составляющую, и дополнительные элементы, обеспечивающие социальное обеспечение и учет особых заслуг». Особо умиляет учет «особых заслуг». Это есть не что иное, как возвращение «персональных пенсий», которые были еще в бытность СССР?!

Или еще из утверждений автора: «предложения типа «отработал столько-то лет – получи такую-то пенсию» - отголоски прошлого. На них не построишь современную, сбалансированную систему». Поскольку далее автор хочет построить пенсионную систему на понятных и естественных принципах, значит, указанный выше принцип, как минимум, неестественный и уж тем более непонятный! Хотя в заключительной части работы автор, вроде как, признает важность этого принципа.

Для решения проблемы сбалансированности пенсионной системы В.Е.Васин предлагает кардинально изменить общую пенсионную формулу. (Мир замер в ожидании!) Но формулы как таковой в работе-то и нет. Мало что решает в этом отношении утверждение, что пенсия каждого гражданина должна складываться из 3-х составляющих: «трудовая (страховая) пенсия» плюс «персональные надбавки» плюс «накопительная пенсия».

Во-первых, неясно, как должна рассчитываться трудовая пенсия. Если по нынешней пенсионной формуле, то: чем выше заработная плата, тем ниже коэффициент замещения пенсией утраченного заработка. И наоборот: чем ближе заработная плата к МРОТ, тем коэффициент замещения будет выше.

Во-вторых, остается открытым вопрос о страховом тарифе. Его расчет, по сути, должен отвечать трем требованиям: обеспечивать сбалансированность системы ОПС (конечно, следует обеспечить досрочные пенсии дополнительным страховым тарифом, освободить страховую часть системы ОПС от нестраховых выплат, выведя, в том числе и фиксированный базовый размер базовой страховой части трудовой пенсии); гарантировать 40% коэффициент замещения средней пенсией средней номинальной заработной платы; не быть обузой для бизнеса. Однако совместить три эти момента сложно («That’s the heart of the matter!»): если ориентироваться на указанный коэффициент замещения, то страховой тариф, как показывают расчеты, должен быть не менее 35%, но это непосильно для бизнеса. Сравним ставки пенсионных взносов в систему обязательного пенсионного страхования по странам (табл.1):

Таблица 1

 Ставки пенсионных взносов, 2010 г. (в %)

Страна

Уплачивают

Всего

работники

работодатели

Развитые страны

Австралия

0

9,0

9,0

Австрия

10,3

12,6

22,8

Бельгия

7,5

8,9

16,4

Великобритания

11,0

12,8

23,8

Германия

10,0

10,0

19,9

Греция

6,7

13,3

20,0

Ирландия

4,0

10,8

14,8

Испания

4,7

23,6

28,3

Италия

9,2

23,8

33,0

Канада

5,0

5,0

9,9

Нидерланды

19,0

5,7

24,7

Норвегия

7,8

14,1

21,9

Португалия

11,0

23,8

34,8

Франция

6,8

9,9

16,7

Швеция

7,0

11,9

18,9

США

6,2

6,2

12,4

Япония

7,7

7,7

15,4

В среднем по выборке развитых стран

7,9

12,3

20,2

Формирующиеся рынки

Россия (2012)

0

22,0

22,0

Болгария

7,1

8,9

16,0

Венгрия

9,5

24,0

33,5

Мексика

1,7

7,0

8,7

Польша

11,3

14,3

25,5

Румыния

10,5

20,8

31,3

Словакия

7,0

20,0

27,0

Турция

9,0

11,0

20,0

Чехия

6,5

21,5

28,0

Ю. Корея

4,5

4,5

9,0

В среднем по выборке формирующихся рынков (без России)

7,5

14,7

22,1

В среднем по ОЭСР

   

21,0

Источники: Ageing Report //European Commission. 2009; Social Security Programs throughout the World //Social Security Administration and International Social Security Association. 2009; 2010.

 

Из таблицы видно, что максимальный страховой тариф, уплачиваемый работодателем, составляет 23,8% (для развитых стран) и 33,5% (для формирующихся рынков).

Автор же решает вопрос о страховом тарифе достаточно просто: «В конечном итоге, тариф будет соответствовать интересам работающих поколений». А что делать с ныне здравствующими пенсионерами (неработающими поколениями)? Как будут учтены их интересы? Разве они виноваты в том, что, когда они работали, не было страховой системы, и у многих из них нынешняя пенсия во много раз занижена по отношению к их трудовому вкладу? Может быть, все-таки важно учитывать интересы и пенсионеров?

В свое время В.Парето ввел такое понятие - «оптимум», суть последнего в том, что если что-то необходимо для общего блага, но при этом ущемляются интересы отдельных социальных групп, то необходимо найти средства и методы компенсации тем, кто оказался в проигрыше. Может быть, и в этом случае уплата страховых взносов за работающее поколение по страховому тарифу, обеспечивающему сбалансированность пенсионной системы, должна быть компенсирована работодателю в виде налоговых льгот, определенных преференций и пр.?

В-третьих, требуются разъяснения и по поводу, что такое персональные надбавки: как они формируются, что является их финансовой основой, кто их устанавливает и за что. Автор пишет, «персональные надбавки - сегмент пенсии, включающий все виды выплат сверх трудовой пенсии и накопительной компоненты. К данной категории относятся социальные пенсии, обеспечение досрочного выхода на пенсию, различные доплаты за заслуги перед Отечеством и т.п.». Все смешалось! Социальные пенсии - это вид пенсий в системе государственного пенсионного обеспечения, они не относятся к трудовым пенсиям, как и доплаты ряду категорий граждан (участникам Великой отечественной войны, многодетным матерям и пр.). Социальные пенсии, согласно ст.6 Федерального закона РФ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ»4, финансируются за счет межбюджетных трансфертов из федерального бюджета, предоставляемых бюджету Пенсионного фонда Российской Федерации на выплату пенсий по государственному пенсионному обеспечению, установленных в соответствии с настоящим Федеральным законом. Поэтому, когда автор пишет, что многие социальные пенсии финансируются из страховых взносов, возникает вопрос, что это за пенсии?

В-четвертых, нет ответа на вопрос, как соотносятся трудовые пенсии с накопительными? Для этого автору надо четко ответить на вопросы, что такое накопительные пенсии, формируются ли они только на добровольной основе?

В-пятых, следует ли из определения трудовой пенсии, данного автором, что страховые взносы платит не работодатель, а работник («трудовая (страховая) пенсия - сегмент пенсии, размер которого зависит от суммы страховых пенсионных взносов, внесенных гражданином за период трудовой деятельности»)?

Используя термин «трудовая пенсия», автор рассматривает его как синоним термина «страховая пенсия». Между тем, эти понятия могут и не совпадать, как это следует из современного российского пенсионного законодательства.

Вызывает возражение и следующий тезис автора, что «в основу трудовых пенсий положен принцип - каждый гражданин имеет право получать трудовую пенсию, адекватную сумме своих страховых пенсионных взносов». Понятие «адекватность» здесь вызывает вопросы: суммы внесенных страховых взносов (как и пенсии) индексируются, неразнесенные по индивидуальным лицевым счетам страховые взносы инвестируются, к ним добавляется полученный доход и пр. Тем самым, уже нарушается адекватность.

Далее автор пишет, «основа сбалансированности рассматриваемого сегмента - стабильность (постоянство) размера страховых отчислений, поддержание на приемлемом уровне соотношения между трудоспособным населением и пенсионерами, обоснованная индексация пенсионных обязательств». Опять же трудно не согласиться, что страховой тариф нельзя часто и произвольно менять, но что означает высказывание «поддержание на приемлемом уровне соотношения между трудоспособным населением и пенсионерами»? Во-первых, что означает сам приемлемый уровень? Во-вторых, как будем его поддерживать? К станку ставить детей? Или уменьшать число пенсионеров?

Вызывает недоумение и следующий тезис автора: «индексация пенсионных обязательств Фонда должна производиться только на основании сравнения объёмов страховых взносов». Не беремся представить, как это будет выглядеть на практике, потому что индексация пенсий во всем мире осуществляется по таким критериям, как рост заработной платы, рост потребительских цен.

Интересно и такое высказывание автора: «главное преимущество солидарной схемы - естественная компенсация инфляционных процессов. Пенсионное поколение получает фиксированную часть доходов работающих поколений. Поэтому покупательная способность трудовых пенсий поддерживается на постоянном уровне». Это может быть только при целом ряде благоприятных факторов: количество работающих больше количества пенсионеров, рост заработной платы превышает рост инфляции, а индексация проводится только тогда, когда взносов поступило больше, чем объем пенсионных выплат. При этом автор забывает, что независимо от пенсионной системы каждый год увеличивается минимальный прожиточный минимум, а значит, и индексация пенсий - это не политический популизм, а один из путей решения проблемы борьбы с бедностью. Кстати, автор пишет, что при тарифах взносов в 20-25% размер трудовой пенсии может достигать 60% от средней заработной платы работника за период трудовой деятельности. Даже в самых смелых планах нашего Правительства не ставятся столь грандиозные задачи. 60% - это, в лучшем случае, коэффициент замещения, который может получить работник, получая трудовую плюс профессиональную (корпоративную) пенсию.

Что касается преобразования досрочных пенсий, предлагаемых автором, то он считает необходимым преобразовать льготы в персональные надбавки. Зачем их преобразовывать в персональные надбавки, - непонятно, когда просто требуется тотальная аттестация рабочих мест с особыми условиями труда и установление доплат к пенсиям, согласно классификации таких рабочих мест. Далее автор пишет: «Финансирование этой категории необходимо осуществлять из бюджетов страны и регионов (по примеру пенсионных надбавок москвичам), а также, других специальных и целевых программ. Прежде всего, потому, что большинство надбавок, по сути, являются либо социальными пособиями, либо вознаграждением за заслуги. И то, и другое - дело общее, и обеспечиваться должно всеми авуарами страны, а не только взносами работодателей». Можно согласиться по поводу выплат досрочных пенсий из всех авуаров страны. Но при этом не стоит забывать, что работники-то обеспечивают прибыль конкретному работодателю и почему за это должны расплачиваться иные авуары? Работодателя необходимо высокими дополнительными страховыми тарифами заставить вкладывать средства в ликвидацию, модернизацию рабочих мест с вредными условиями труда (что ныне уже и сделано). Другое дело, что досрочные пенсии выплачиваются и иным категориям получателей (многодетным матерям, работникам в условиях Крайнего Севера и пр.) и здесь уже без участия государства не обойтись.

Что касается накопительного компонента, то автор пишет, что эта часть пенсии «предназначена для приведения уровня пенсии в соответствие уровню заработной платы в предпенсионный период». Очень сильное утверждение! Даже в развитых странах с учетом трудовой пенсии накопительная часть увеличивает коэффициент замещения до 60-80%, но никак не до 100%! Хотя далее автор пишет, что «довести размер пенсий до приемлемых уровней - задача накопительного сегмента ПС». Опять же, а что такое приемлемый уровень?

В.Е.Васин отмечает, что добровольное пенсионное страхование (дополнительное пенсионное обеспечение, ДПО) в России ведет свою историю с 1992 года. Это опять же не совсем корректно. Первые попытки сформировать систему дополнительного пенсионного страхования предпринимались еще в СССР. В частности, в 1989 году Госстрах СССР предложил населению дополнительную услугу по страхованию пенсий. В декабре 1990 года был создан Страховой пенсионный фонд работников науки - «Наука»6. В ноябре 1991 года учрежден первый в стране негосударственный пенсионный фонд - Российский Страховой Пенсионный Фонд (РСПФ).

Странно, что разбирая столь сложный сегмент как ДПО, автор пишет: «Одним словом, ДПО имеет право на «жизнь» в том виде, в котором оно есть, и никаких существенных замечаний к нему нет». А как же тогда быть с такими проблемами, как сохранность пенсионных средств, их гарантированная доходность? Это те проблемы, которые необходимо решать в первую очередь.

Автор пишет о низкой доходности накопительной пенсионной системы. Что касается доходности, то ниже приведена таблица, в которой отражены данные по доходности в ряде стран (табл.2):

Таблица 2

 Реальная средняя доходность пенсионных фондов (в %)

Развитые страны

Период

Доходность

Развивающиеся страны

Период

Доходность

Австралия

1990-2005

8,9

Уругвай

1997-2005

14,7

Великобритания

1982-2005

8,7

Перу

1994-2005

14,3

США

1988-2005

7,1

Боливия

1998-2005

10,1

Канада

1990-2005

6,2

Аргентина

1995-2005

9,7

Швеция

1990-2005

6,2

Чили

1982-2005

9,5

Нидерланды

1993-2005

6,1

Польша

2000-2005

8,7

Япония

1990-2005

3,4

Казахстан

1999-2005

7,9

Гонконг

2000-2005

2,1

Мексика

1998-2005

7,3

   

Бразилия

1995-2005

5,7

Венгрия

1998-2005

2,3

Чехия

1995-2005

1,0

В среднем

6,1

В среднем

 

8,3

Источник: данные ОЭСР.

 

Что касается развитых стран, то в них среднегодовая реальная доходность пенсионных фондов за 10-15 лет составила - 6,1%; 8,3% - в развивающихся. Если эти данные сравнить с доходностью в НПФ «ГАЗФОНД», то средняя доходность от инвестирования средств пенсионных накоплений, аккумулируемых Фондом за период 2005 - 2011 гг., в среднем за год составила 9,50%; доходность от размещения средств пенсионных резервов за тот же период в среднем за год составила 13,70%, что выше уровня доходности фондов в странах ОЭСР5.

Далее автор пишет, «сейчас нет и, скорее всего, уже не будет класса активов, позволяющих инвестировать объёмы средств национальной накопительной пенсионной системы с приемлемым риском и такой доходностью, которая обеспечивает реализацию накопленных пенсионных прав (для современных накопительных пенсионных систем это не менее 7% годовых на длинном инвестиционном горизонте при гарантированном сохранении основного капитала)». Тогда какой смысл перехода от распределительной к накопительной системе, о чем говорил ранее автор?

Конечно, следует поддержать утверждения автора о расширении списка субъектов реализации накопительного страхования, создании благоприятных и стимулирующих условий для функционирования корпоративных и иных пенсионных программ, расширении списка доступных инструментов инвестирования. Вместе с тем хотелось бы получить более конкретные ответы на эти вопросы, а не ограничиваться предложениями о намерениях.

В заключение данного раздела автор пишет, что «накопительное страхование - это, прежде всего, форма личного участия гражданина в формировании своей будущей пенсии». С чем опять-таки сложно согласиться, если рассматривать добровольное накопительное пенсионное страхование, когда большая часть его участников включена в корпоративные пенсионные программы.

Еще один интересный абзац работы: «Можно спокойно отказаться от уплаты страховых пенсионных взносов за работающих граждан, имеющих статус пенсионеров по старости, и граждан, получающих пенсии по другим основаниям и достигших пенсионного возраста по старости». Но ведь такая уплата взносов повышает размер трудовой пенсии, поскольку ежегодно пересматривается с учетом поступивших за год страховых взносов.

По поводу пенсионного возраста с автором можно согласиться только в одном: необходимо сравнять или максимально сблизить пенсионные возрасты мужчин и женщин. Но при этом необходимо, на наш взгляд, включить периоды ухода за ребенком в трудовой стаж.

Вызывает возражение следующее предложение автора: «В будущем, после стабилизации солидарного сегмента, часть обязательных страховых пенсионных взносов граждан выплачивать непосредственно их родителям-пенсионерам». Тогда зачем вообще усложнять систему и заставлять детей перечислять страховые взносы на индивидуальный лицевой счет родителя. Не проще сразу отдать деньги непосредственно родителю? И как быть с бездетными пенсионерами?

Выдвигая предложения по улучшению пенсионной системы, автор нередко приходит к противоречиям. Так, в заключительной части мы узнаем, что все-таки индексация страховой пенсии должна быть в соответствии с ростом оплаты труда.

Представленная работа не отвечает на главный вопрос, поставленный в ее названии, как сделать пенсионную систему сбалансированной, поскольку автор не представил: пенсионной формулы расчета трудовой пенсии; механизма реорганизации системы досрочных пенсий (с соответствующими тарифами); оптимального страхового тарифа; механизма сохранения пенсионных накоплений.

 

Скачать...

______________________________________________

1 Здесь и далее: Васин В.Е. Концепция «Сбалансированная пенсионная система» //журнал "Пенсионное обозрение". - 05.02.2013.

2 Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации //http://www.rosmintrud.ru/ministry/programms/7

3 Закон РСФСР «О государственных пенсиях в Российской Федерации».

4 Постановление Совмина СССР от 08.12.1990 №1235 «О создании страхового общества "Наука" и Страхового пенсионного фонда работников науки» //Консультант Плюс. - 2013. - 1 февраля.

5 http://gazfond.ru/

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 1 of 3 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№ 1(13) январь-март 2013 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru